Дмитрий Каварга «По ту сторону низшей нервной деятельности». Музей истории НИИ экспериментальной медицины. 14 сентября — 13 октября 2013

img_6200

Музей истории НИИ экспериментальной медицины не в первый раз принимает проекты фестиваля «Современное искусство в традиционном музее». На этот раз в его стенах можно вместе с московским художником Дмитрием Каваргой поразмышлять об опытах великого физиолога Ивана Павлова и естественной науке ХХ века вообще.

Дмитрий Каварга успешно работает в рамках направления sci-art на стыке науки и искусства, он востребован и любим публикой в России и за рубежом. Его проекты не столь радикальны как, скажем, творчество Орлан или Стеларка. Тело для Каварги – биологическая абстракция, скорее источник сюжетов, нежели холст. Если Орлан показывает нам части целого, то Каварга как будто представляет разрозненные части без хозяина. При взгляде на инсталляцию под таким углом оказывается, что Орлан вкладывает в свой видеоарт куда больше гуманизма, чем Каварга, который как бы отрицает важность комплекса, организма и существа в целом.

img_6208

В музее Истории НИИЭМ нет никаких экспонатов, непосредственно связанных с опытами, за исключением измерительных приборов и колб: экспозицию составляют монографии, портреты и документы. Художник, представляя себя исследователем-естествоиспытателем, условно реконструирует детали живых существ и опытов над ними. На витринах с отчетами, брошюрами и монографиями расположились биологические объекты, выполненные нарочито натуралистично и неправдоподобно. Капиляры и брызги крови из осколка черепа, частое мелкое вздрагивание – не vanitas, какая уж тут суета.

Тяжелое дыхание слегка облезлого собачьего бока – часть как самостоятельная единица, рационально выделенный объект исследования. Персонаж фильма «Нечто», то ли выползающий из тумбочки рядом с бюстом Павлова, то ли лезущий в нее. Мясо с системой регуляции, поддерживающей подобие жизни (оживлять экспонаты художнику помогали в Лаборатории робототехники и искусственного интеллекта Политехнического музея). Инсталляцию можно сравнить с полотнами, сюжеты которых строятся вокруг темы анатомических театров, где главный герой – это наглядный материал, препарат. Такого рода сайнс-арт становится анатомикумом ХХI века, он одновременно завораживает и внушает ужас.

При таком прочтении павловские опыты, как и вся наука ХХ века, оказываются довольно мрачным явлением, кровавым и неприглядным. Конечно, сочетание современных экспонатов и свидетельств времени смотрится немного фантастично, будто иллюстрация в учебнике биологии: все ярко и наглядно, совсем не так, как в монохромной и не слишком богатой на визуальное реальности.

img_6201

Каварга сразу же раскрывает карты, объявляя, что термин «низшая нервная деятельность» введен самим художником, хотя созвучие с реально существующим понятием могло бы не вызвать сомнений у человека, далекого от естественных наук. По сути, в своих работах художник обращается к тому, что принято называть вегетативной нервной системой, то есть безусловными рефлексами, за которые отвечает спинной мозг.

Художник уверенно вжился в образ ученого: он подробно фиксирует ход своих «опытов» и дотошно собирает результаты. К каким выводам он приходит – загадка. Зрителю ясно хотя бы то, что мы не так далеко ушли от русских путешественников XVII века, которые в своих поездках поражались хитроумному сочетанию мимесиса и машинерии: скульптуры «как быть живы», да еще и «ногами подрягивают» (как сказано в посольских записках о посещении Флоренции в 1659 г.). В инсталляции Каварги понимание жизнеподобия чуть более буквальное, но зато подрягивания – самые настоящие.