Таинственная каменная голова торчит из-под земли под носом у ничего не подозревающих петербуржцев. Происхождение загадочного истукана неизвестно даже аборигенам. Ответить на главные вопросы человечества – «кто?», «зачем?» и «почему?» попробует ART1 в новой рубрике «Неизвестные памятники Санкт-Петербурга».

 

ART1 запускает новую рубрику – «Неизвестные памятники Санкт-Петербурга» и первым объектом для исследования стал живописный парк Сергиевка, расположенный неподалеку от Старого Петергофа.

 

 

Все в Сергиевке чинно, мирно и понятно – любители истории наслаждаются видами «Собственной дачи Ея Императорского Величества» Елизаветы Петровны и Дворцом Лейхтенбергских – резиденцией дочери Николая I Марии Николаевны и ее мужа Максимилиана, герцога Лейхтенбергского.

 

Собственная дача Елизаветы Петровны (постройка 1727-1729 г.). Реставрируют.

 

Дворец Лейхтенбергских (1839-1842 г.). Не реставрируют.

 

Любители флоры и фауны отдыхают на берегах реки Кристательки и многочисленных прудов, наблюдают за 185 видами птиц и 35 видами млекопитающих. Просторы парка, раскинувшегося на 120 гектар, летом бороздят бегуны и велосипедисты, зимой – лыжники.

 

Все в Сергиевке логично и понятно; все, кроме загадочного каменного истукана, торчащего прямо посреди одной из несчетных дорожек дворцово-паркового ансамбля.

 

Находясь рядом с «головой», сразу становится ясно, кто из проходящих мимо – местный житель, а кто – гость. Аборигены уже не обращают внимания на идола, идут не останавливаясь, чуть ли спотыкаются о «голову». Приезжие же с удивлением делают остановку подле, фотографируют и подолгу хмурят лбы, пытаясь сообразить, откуда же этот идол взялся. Местные также хмурят лбы, но вовсе не от того, что пытаются разгадать загадку истукана; в их взгляде читается презрительное: «Понаехали в нашу Сергиевку, что, башки каменной не видели никогда?! Тьфу ты, тури-и-исты!».

 

«Старик», «Адамова голова», «Голова-валун» – вот неполный список прозвищ, которыми наградили камень. Идол представляет собой каменный валун, примерно 2 на 2 метра, поросший мшистыми бакенбардами. «Голова» недовольно и заговорчески выглядывает из-под земли. О ее происхождении существует несколько легенд. Одна из самых интересных звучит так: авторство головы принадлежит бравым шведам. Якобы патриотичные скандинавы решили увековечить в камне одного из королей. Шведы пробовали тащить истукана к заливу, но выдохлись и решили оставить его на полпути. Шведы уплыли, а голова осталась. И, видимо скучая по создателям, стала медленно оседать в пучину. Сейчас нос идола и тот, еле-еле торчит из-под земли. Интересно, но неправдоподобно. Легенда умалчивает, в какой из своих вояжей шведы решили изготовить голову. Неужели, потратив силы на изготовление и транспортировку, шведы спокойно бросили королевскую каменную «тыкву» в каких-то двух километрах от залива? Если верить другому сказанию – истукана высекли в 1800 году по эскизу архитектора Ф. Броуэра и личному приказу императора Павла I, который желал узреть каменного витязя, охраняющего лес. Поговаривают, что раньше у витязя был железный шлем, но затем куда-то запропастился. Якобы шлем крепился к переносице витязя, где и сейчас можно лицезреть характерное отверстие. Другие источники сообщают, что отверстие не является креплением, а под головой проходит источник. И именно из этого отверстия порой бьет ключ. Эта версия более правдоподобна, она объясняет, почему под носом витязя всегда влажно и грязно. Конечно, Павел I был еще тот чудак, но вероятно, что за год до смерти у императора были дела поважнее. Третья легенда повествует о мастере Петергофского Гранильного завода, который вырубил царя Петра I. Последний царь Всея Руси согласился стать крестным отцом дочери мастера, и тот решил увековечить Петра I в камне. Проверить эту версию также не представляется возможным – если у истукана и есть усы, то они скрыты глубоко под землей.

Макушка.

Мне посчастливилось пообщаться с аборигенкой – девушка выходила из леса и согласилась выразить мнение относительно происхождения головы, а затем добавила, что на ее видение можно полагаться, так как она – искусствовед. Что ж, я поверил. Я всегда людям верю. Марина (назовем ее так) сообщила, что «когда еще была малая – из этой дырки текла вода». И закурила. Повторюсь, на мнение искусствоведа можно и нужно полагаться, значит, версия с железным шлемом отпадает. Марина назвала резьбу надбровных дуг головы «достаточно жесткой», что является отсылкой древнеримской архитектуре. Она предположила, что «голову» изваяли в период постройки Собственной дачи Елизаветы Петровны, т.е. в начале XVIII века. Из камня тек источник и его решил «так обыграть архитектор парка».

Затем у «головы» остановились парень с девушкой. На мой вопрос: «Ребята, что вы знаете про голову?», девушка ответила: «Я знаю, что о ней никто ничего не знает» и улыбнулась. Парень подтвердил историю Марины об источнике, бьющем из отверстия на переносице.

– Какие вы знаете версии о происхождении идола?

– Древняя цивилизация! Та, что построила пирамиды! – выпалил парень.

В ответ я предположил, что «голову» изваяли рептилоиды с планеты Нибиру и она является частью плана по захвату Петергофа космическими ящерицами. Ребята почему-то тут же поспешили ретироваться. Странные.

Марина продолжила настаивать на том, что идол выполнен в период оформления дворцово-паркового ансамбля Сергиевка, ссылаясь на стилистическую корреляцию архитектурных построек и «головы». Но затем, перед уходом, выдала совершенно будничным тоном: «А еще это может быть советской постройкой!». И тоже ушла.

Больше мимо никто не проходил. Вечерело. Что же думаю я о происхождении «головы»? Почему-то хочется верить в «шведское» происхождение камня. А может ее высекли в «языческие» времена? Может быть, идол охраняет лес еще с древнерусских времен? Одно я знаю точно, абсолютная истина принадлежала девушке – «Я знаю, что о ней никто ничего не знает».

Отрадно, что в наш век высоких технологий и тотального интернета, еще остаются неразгаданные тайны. А петергофской «голове» явно одиноко без тихоокеанских собратьев. У них-то там тепло, а наша – в грязюке сидит.