√9 = 8 или 81. Знаменитый советский разведчик Дональд Трамп, Йозеф Геббельс – вокалист Guns’n’Roses и отравленный Распутиным Павел I. Вы узнаете много нового из репортажа ART1 с праздника «Алые Паруса».

 

Часть I. Аннексия

Это был не день автолюбителей – праздник «Алые паруса» без труда аннексировал часть Невского проспекта для пешеходов. Блицкриг прошел молниеносно и без потерь. Машины, подъезжающие со стороны площади Восстания, разворачивались, завидя мягкие взмахи жезла сотрудников ГИБДД. Наверняка клуб автомобилистов собрался на экстренном заседании где-нибудь на Парнасе и обсуждал контрудар, как же вернуть город? А простые горожане были рады аннексии и бесстрашно фланировали по проезжей части. Машин нет, благодать! Хоть ненадолго, но то, что прежде было запрещено, теперь стало разрешено. Лишь иногда одинокая карета «Скорой помощи» прорвавшись сквозь границу, шумно неслась на выручку нетрезвым да побитым, распугивая пешеходов.

 

Часть II. Агенты Смит и О’Коннор спасают петербуржцев от бактериологической угрозы

Пока все спокойно, двигаемся в сторону Дворцовой площади. С серьезным видом нас обгоняет двое полицейских – они аккуратно держат в руках по недопитой бутылке – в одной что-то похожее на колу, в другой – вода. Полицейские словно держат бомбу, идут в сторону своей машины, садятся. Начинают с видом лучших экспертов-криминалистов ФБР изучать «запрещенные жидкости» – вдруг там бактерии Сибирской язвы или неведомые до сих пор споры, вызывающие у населения целлюлит? Народ спокоен благодаря таким профессионалам, все чинно движутся в сторону Дворцовой площади.

 

Часть III. Потрите нос «Танцующему парню» и загадайте желание!

Почти сонную неторопливость происходящего разбавляет приближение к Думской (естественно). Воспользовавшись случаем, молодой рэп-исполнитель на весь Невский начинает исполнять свои бессмертные шлягеры, надеясь на копеечку от щедрой по случаю праздника толпы и щедрых по случаю алкогольного опьянения выпускников. Рэппер размахивает руками во все стороны света, пытаясь «раскачать» толпу. Но толпа «раскачиваться» не хочет. Перед рэппером танцует занятный персонаж, выпускник, залихватски попыхивающий сигареткой во время танца. Его телодвижения заставили усомниться, что в сигарету у него забит табак. Да и костюм, хоть и строгий, был на нем удивительный. Ведь известно, что в Петербурге уважают преемственность. В костюме персонажа наверняка ходил на «Алые паруса» еще его дедушка. Распаленный рэппер начинает зачитывать громче и пускается в пляс. Но ему не перетанцевать «персонажа», публика в основном, наблюдает именно за ним. Рядышком притаилась машина полиции. Однако стражи правопорядка до сих пор заняты изучением «таинственных жидкостей». Подхожу к «персонажу», интересуюсь, занимается ли он танцами профессионально. «Нет», – отвечает. Рекомендую начать занятия, спрашиваю: «Как настроение?». Тот выдает штампованную до неприличия фразу: «Отличное! Выпускн-о-о-о-о-й! Школьный этап заканчивается, начинается взрослая жи-и-изнь!»

– Куда будешь поступать?

– Думаю пока! Не решил еще!

Вот так. Глаза у персонажа странные, как и телодвижения, спешим убраться подобру-поздорову.

Безусловно, одинокий герой обратил на себя внимание толпы. А все герои должны быть безымянными. Надеюсь, что вскоре «Танцующий парниша» станет таким же символом Санкт-Петербурга, как Медный всадник или Чижик-пыжик. Подойдите, потрите ему нос, пульните в парнишу рублем и загадайте желание. И оно обязательно сбудется!

 

 

Часть IV. «Придурок, не прыгай в канал!»

Возле канала Грибоедова начинает скапливаться мусор. Чем ближе к Дворцовой, тем лица прохожих кривей. Вот парень перелезает через ограждение канала Грибоедова, повисает над водой. С проезжающего по каналу катера ему кричит мужик: «Залезай обратно, придурок! Я тебя спасать не буду!». Но парень не из робких, обратно не лезет. Впрочем, в канал падать тоже не спешит. Закуривает. Что-то бормочет нечленораздельное.

Возле Банковского моста сидят две девушки, попивают пивные коктейли. Просим разрешения запечатлеть их светлые образы на фотокамеру. Одна, что потрезвее, категорически отказывается; та, что покривее, соглашается. Трезвая говорит кривой: «Ну ты хоть пиво и сигарету убери!». Девушка поднимает мутный взор на нас: «Убрать?», – спрашивает. «Да нет, оставьте, – отвечаю, – Вы гармонично смотритесь». Делаем пару снимков. Вопрошаю: «Вы выпускница?». «Не-е-е-, я пять лет назад школу закончила!». Интересно. Девушка пять лет назад закончила школу, и, по всей видимости, до сих пор отмечает «Алые паруса».

Рядом с девушками расположилась группа молодых людей, они – прямо как в стихотворении Егора Летова «Полный П****ц» – «курят, сморкаются и смеются». Рядом с ними расположилась уже внушающая уважения кучка мусора. Мусор парней не смущает. И парни мусор не смущают. Гармония. Идем дальше.

 

Заходим в одну из подворотен. В одной из помоек копается занятный субъект с портфелем. Школьник? Мы молча за ним наблюдаем, но затем, когда субъект засекает наше присутствие, срывается с позиции и мчится со всех ног прочь. Что он прятал в помойке – неизвестно. Да и знать не хочется.

 

 

Часть V. Йозеф Геббельс – вокалист GunsnRoses

Невский, сворачиваем на Большую Конюшенную. Там засекаем парня-выпускника и двух девочек. У парня в руках умопомрачительная баклажка с пивом. Завидя нас, парень прячет бочоночек под спортивную куртку, ребята тоже пускаются наутек. В погоню! Без труда настигаем ребят. «Мы не менты, – говорим выпускникам, – Куда вы убегаете?». Те застенчиво пожимают плечами.

Обращаюсь к Стасику, Соне и Ане (назовем их так):

– Ребят, вы – выпускники?

– Да, отмечаем «Алые паруса»!

– Отлично. А мы задаем вопросы из школьной программы, готовы?

– Давайте! Давайте!

– Начнем с чего-нибудь простого – корень из девяти?

Стасик: Аааааа, все понятно!

Соня и Аня (хором): Три!

– Молодцы! В каком году основали Санкт-Петербург?

Соня: В тысяча семьсот…. Каком-то.

– Где живут кенгуру?

Аня: В Австралии.

– В каком году Сталин дал приказ Ивану Грозному основать Санкт-Петербург?

Стасик: Этого не было!

– Как это «не было»?!

– Не было!

– Не было?

– Не было!

– Хорошо… В каком году Столыпин подкинул идею Брежневу развалить Советский Союз?

Стасик: А этого я не в курсе. Спрашивает девушек: Типа когда Советский союз развалился?

Соня дает традиционный для себя ответ: В тысяча….каком-то!

– Ладно, тогда вопрос с вариантами ответов: Кем приходился молдавский князь Иван Калита графине Батори? Племянником или матерью?

Аня: …м-м-м-м…..Племянником. Они два мужских пола вроде!

Стасик: Первый вариант!

– Последний вопрос: Йозеф Геббельс играл в GunsnRoses или в Aerosmith?

– В Guns’n’Roses! – отвечают ребята хором.

Все ясно. Уходим. Решаю представить Йозефа Геббельса в бандане, поющего «Paradise City». Зрелище не очень. Отгоняю видение. По мере приближения к Дворцовой площади скопление людей и мусора на квадратный метр становится больше. У каждого второго встречного глазки уже маслянистые. У некоторых левый глаз смотрит влево, а правый – во все стороны света сразу.

 

Часть VI. Российские нанотехнологии

Поворачиваю голову в сторону Спаса-на-Крови и меня охватывает страх. Куполов почти не видно – возле них витает какой-то непонятный дымчатый туман. Смог окутал Спас! Спас окутал смог! Что это? Диверсия? Залп с «Авроры»? Пьяные выпускники штурмуют Зимний? Или традиционные кульбиты петербургской погоды? Вроде горожане не обращают внимания на смог. СМИ о нем не писали, но он точно был.

Выходим по Миллионной улице к Дворцовой и видим чудо! Российские нанотехнологии! Разработки Сколково поставили для простых смертных россиян. Инновационная постройка возле портика Нового Эрмитажа – это туалет-лабиринт, похожий на раздевалки на пляжах Комарово или Озерков. Туалеты расположились практически «под носом» у ни в чем не повинных Атлантов. Вероятно Атланты, что стоят лицом к «раздевалке» по-черному завидуют собратьям, которых заботливый архитектор Теребенёв повернул спиной. Отправляемся на разведку в «раздевалку». Средоточие зла. Инфернальная червоточина! Действительно, один-в-один раздевалка. Только к стенкам заботливо приставлено корытце, по которому все стекает на улицу в сторону люка. Вот они! Нанотехнологии, которые выведут Россию на новый уровень! Возможно, к 2083 году, когда «Алые Паруса» будут проводить на Луне, мы увидим схожие инновации.

Но шутки в сторону. Здорово, что организаторы соорудили нужник. Пусть и такой. О людях заботятся. Нет ничего хуже контраста красот центра города и ароматов подворотен. Не будут же гости праздника справлять нужды на стены Эрмитажа, верно? Но как часто бывает в России – родилась прекрасная идея и вылилась в чудовищное исполнение. Как коммунизм. Можно провести параллель, как штурм Зимнего дворца спустя 99 лет привел к сооружению туалета-лабиринта, но не буду. Пусть этим историки занимаются.

 

 

Часть VII. Откровения Александровского сада. √9 = 8 или 81

На Дворцовой пока мало выпускников, сплошь люди старшего возраста. Где же выпускники? Пьют, поди, где-нибудь, али еще чего. Отправляемся на поиски, покидаем Дворцовую. Сюда мы еще обязательно вернемся. Ныряем в полумрак Александровского сада. Все скамеечки заняты. Народ потягивает крепенькое, красненькое и пиво, выглядит все цивильно и культурно. Вот что ограничение продажи «Ягуров» да «Ред девилов» делает! Часть парка огородил кордон полиции. Впускают людей только по билетам. За ограждением бушует недовольная толпа. Вот нетрезвый гражданин, аки орангутанг, забирается на ограждение, обращается к стражам правопорядка плаксиво-угрожающе: «Ну мужики, ну вы че? Ну пустите, а?! Че вы?» Стражи не поддаются. Кстати, полицейские на празднике выглядели какими-то потерянными и испуганными. Задал вопрос пяти или шести полицейским: «Были ли замечены нарушения правопорядка и пытались ли некоторые граждане прорваться без билета?». Ответы были у всех одинаковые, будто бы все полицейские в городе – это единый живой организм с одним мозгом на всех и коллективным разумом: «Ничего не знаю, вопросы не ко мне. Все вопросы в пресс-службу». Но молодцы, талантливые ребята, могут отвечать и одновременно качать головой влево-вправо, да так сильно, что чуть фуражки не слетают.

Вот на скамеечке лежит в обнимку парочка неопределенного пола. Подхожу с запросом для эксклюзивного интервью. Нетрезвым голосом, также неопределенной половой принадлежности, отказывают.

В пяти шагах от скамейки стоят три девушки – Ксюша, Настя и Наташа (имена вновь не настоящие). Подхожу к ним с целью проверить школьные знания. Девчонки громко смеются, пританцовывают, их внимание немного рассеянное, Маша вдруг начинает петь, остальные хохочут. Несмотря на смех и танцы, девушки соглашаются ответить на пару вопросов. 

– Для разгонки, девушки, что-нибудь простое: Корень из девяти?

Ксюша (уверенно): восемь!

Настя: 81

Наташа: Квадратный корень из девяти – это три.

– Правильный ответ! Отлично, идем дальше: в каком году основали Санкт-Петербург?

Наташа: в 1703-м.

– Хорошо! Видно, что вы любите историю. Тогда продолжим из любимой категории: когда крестили Русь?

Ксюша: Давайте следующий вопрос!

– 988 год. Но кто хотя бы крестил Русь?

Умная Наташа: Красное Солнышко.

– Верно! Следующий вопрос: на чьей стороне сражался знаменитый разведчик Второй мировой войны Дональд Трамп – на стороне Нацисткой Германии или СССР?

Настя замахала руками на Ксюшу, будто бы отгоняя от нее Шайтана или пытаясь взлететь: «Подожди, не смотри на то, что он нерусский! Мне кажется за нас!»

– Хорошо, итак, какое коллективное мнение?

Хором: за нас!

Настя решила объяснить мне: Все просто! У него имя нерусское, он не мог быть за Германию, это было бы слишком просто….

Ксюша прерывает ее: Да за немцев он был!

Наташа: за Советский союз.

– Хорошо. Продолжим с историей. Всем известно, что Павла II отравил Распутин на деньги Линкольна. (девушки согласно кивают) Кто передал деньги отравителю – Джим Моррисон или Альберт Хоффман?

Ксюша и Настя (хором): Альберт Хоффман!

– Почему вы так думаете? Объясните

Их уверенность куда-то пропадает: Но мы на самом деле историю не очень хорошо знаем…

– Может быть потому что Альберт Хоффман был связан с Пруссией?

Настя: Наверное, дело в этом.. Не задавайте больше вопросы по истории!

Ксюша: И по математике тоже!

– Хорошо. Как насчет вопросов, связанных с физикой?

Все вместе: О-о-о-о нет!

– Ну простой вопрос, девушки! Про изобретателей-профессоров! Кто изобрел водородную бомбу – профессор Лебединский или профессор Эммет Браун?

Ксюша: Лебединский!

Наташа: Лебединский, наверное…

– Почему так думаете? Про Лебединского в каком классе вам рассказывали?

Настя (раздраженно): Я не знаю! Там песня играет!

Девушки внезапно начинают петь, услышав вдалеке знакомы ритмы. Стоит признать, что петь у них получается гораздо лучше, чем соображать. Я решил, что больше не буду мучать девчонок, спрашиваю:

– Ладно. Куда будете поступать?

Наташа: В педагогический

Ксюша: Тоже педагогический!

Настя: На туризм.

Прощаюсь с девушками, те движутся в сторону Дворцовой – два будущих педагога и менеджер по туризму. Жду, когда они пройдут, а то вдруг решат, что я их преследую.

 

Часть VIII. Павла IV отравил Джим Моррисон

На кордоне у Дворцовой случился неприятный инцидент. Понятно, что доблестные господа полицейские недолюбливают прессу, но именно нас попросили прилюдно выложить все из карманов на стол и объяснить, как маленькому ребенку, что есть что. Вот тут-то полицейские и воспользовались своей мнимой властью. Засунув обратно все по карманам, задаю традиционный вопрос о нарушениях правопорядка. Также качает головой, аж фуражка слетает. Те же «ничего не знаю, все вопросы в пресс-службу».

На Дворцовой есть свободные места, видимо многие выпускники решили пренебречь праздничным концертом. Подходим к группе школьников и начинает традиционный блицтурнир. Награждать именами их нет необходимости.

– В каком году основали Санкт-Петербург?

Хором: В 1703-м.

– Самая высокая гора на Земле?

Отвечает только невысокий блондин: Эверест.

Обращаюсь к нему: Ее высота?

– 8 848 метров

– Ох ты ж! Ну ладно, (решаю ввести тяжелую артиллерию) тогда хитрые вопросы… Вам же известен Дональд Трамп?

Хором: да!

– На чьей стороне он воевал в армяно-азербайджанском конфликте?

Блондин: Что??? Дональд Трамп??

– Так… иди отсюда.

Все смеются.

– Ну так на чьей стороне? – Обращаюсь к ребятам.

Высокий брюнет впервые подает голос: Это развод! Ни на чьей!

Затем брюнет просит еще «ох****ых вопросов»

– Ладно, кто такие эксгибиционисты?

Брюнет продолжает умничать, напомнив мне знаменитый в интернатах монолог вокалиста Эскобара про нюансы сочинения текстов группы Bredor.

– Это те, кто любят показывать свое голове тело на публике. Эта болезнь даже можно сказать психологическая...

– На каком уроке об этом рассказывали?

Брюнет: На информатике

– Информатик сам что-ли показывал?!

– Не-не-не-не-не, – качает брюнет головой, только фуражки ему не хватает (может он – будущий полицейский?)

– Так, еще вопросы будут? – спросила не совсем терпеливая девушка.

– Будут. Всем давно известно, что Павла IV отравили на деньги Линкольна…

Девушка: Ну да.

– Кто передал деньги отравителям: Джим Моррисон или Марат Сафин?

Девушка: Моррисон?

Брюнет: Мне кажется – Гудини!

– Интересная точка зрения! Признаюсь, я вас обманул –  на самом деле это были Салтыков-Щедрин и Мамин-Сибиряк.

Девушка не с того ни с сего вдруг начала фанфаронствовать: «Запомните – мы САМАЯ ЛУЧШАЯ гимназия, 406 гимназия! Из города Пушкин. Там еще парки красивые. И Екатерина, вообще-то жила. Запомните! – девушка делает в нашу сторону вальяжный жест».

– Ну ладно, раз вы такие умные, когда была битва на Калке?

Девушка: На Скалке?

Замялись ребята. Начали оправдываться. Кто-то технарь, кто еще что-то, и т.д..

– Ну ладно, а помните, что это?

Девушка: Один из периодов истории!

– Ну ладно, а когда иго завершилось?

Девушка: Когда османская империя рухнула

Блондин: Это реально сложно!

 

Часть IX. «За решеткой», или свита Преснякова. Салют

Прощаюсь с выпускниками САМОЙ ЛУЧШЕЙ гимназии, двигаемся в сторону набережной Невы. Скоро ведь начнется самое главное, хотя многие считают, что заплыв корабля под алыми парусами – не более, чем бонус к тотальной, почти легальной пьянке в центре города. Проходя рядом с Эрмитажем наблюдаем архимилую картину – один полицейский счищает с брюк другого белую пакость. Видимо, голуби и жвачка объединились в этот день против полиции.

Чем позднее – тем пьянее. Каждый на празднике пытается показать свою исключительность. Выпускники хвастаются знаниями или их отсутствием, гости из южных регионов размахивают флажками территорий, откуда они прибыли. Подвыпившие молодые курсанты, возомнив себя взрослыми исправниками, пытаются наводить общественный порядок, распугивая молодежь.

Многие гости праздника залазят на биотуалеты на набережной, другие пытаются залезать на фонари.

Организаторы огородили людей длинным решетчатым забором от набережной. Что очень не понравилось. Подойти близко к Неве могла только пресса и люди с бейджиками «Гость» – может, это друзья Милонова, Тюльпанова и Кержакова. Огромная масса людей оказалась «за решеткой», вжимаясь в нее. Праздник «Алые паруса» – для кого он? Для выпускников или для прессы, которая потом сделает красивые фотографии во славу организаторов?

На пресс-площадке людей столько, сколько монголов атаковало Торжок. На контрасте от толкучки «за решеткой» представители прессы вальяжно прогуливаются вдоль набережной под звучащий из колонок джаз, смеются, лишь «красненькое» не пьют. Гости праздника, огороженные как скот, вжимаются в решеточки и взирают на прессу с завистью и тоской. Вот и ответ на вопрос – почему прессе не очень-то и доверяют. Представителей СМИ действительно много. Зачем городу столько прессы? Нужно срочно всех упразднить и запретить! Оставить только ART1! Ну и, пожалуй, дружественных «Телеграф» и «Карповку».

Но самые козырные места были все-таки не у прессы. Прямо у воды расположилась группа людей под предводительством Владимира Преснякова-младшего. Их охраняют полицейские. Кто эти люди – выяснить не удалось.

Вот девушка, воспользовавшись случаем, что все смотрят на Неву, залезает на козырек Эрмитажа. Очевидно, что она решила в одиночестве насладиться экспонатами. Но тут же к ней карабкается полицейский. Хочет составить ей компанию в прогулке по рыцарскому залу? Вряд ли. Он хочет ее снять. Они спорят некоторое время, креативная публика громко кричит: «Горько! Горько!». Наконец полицейский снимает девушку. С верху.

И вот тут действительно, откуда не возьмись, словно корабль-призрак, появляется фрегат под алыми парусами. Играет торжественная музыка и попурри из советских шлягеров. Красивое зрелище. Но потом внезапно музыка сменяется, становится угрожающей, будто бы нас сейчас начнут атаковать орки. Захотелось спрятаться или превратиться в пенек. Начинается салют. Народ ликует. Только публика вместо того, чтобы любоваться зрелищем, яростно фотографирует происходящее на смартфоны.   

В это время корабль издал жалобное гудение, развернулся и уплыл обратно. На набережной все спокойно – Зимний не берут, с «Авроры» не стреляют. Идем к Невскому, сливаемся с толпой. Пока все очень цивильно. Так цивильно, что проходящий мимо парень резко начинает блевать. Перепил? Он таким образом выражает протест против чинных «Алых парусов»? Или всему виной группа «Звери», которая начала свое выступление на Дворцовой? У каждого наверняка есть верный ответ.

 

Часть X. Открытые ворота хлева. Думская   

На Невском. Мусор есть, но не так много, как я предполагал. Его тут же убирают. Вот поперек людского потока фотографируются гости из солнечного Узбекистана. Они демонстрируют мышцы и мощь.

Неподалеку замечаем пятно крови на асфальте. Решили воочию продемонстрировать возможности мышц? Какой же праздник без залихватских кулацких боев? Народ шумит, кто-то падает. Полиция бездействует. Видимо, ждет указаний пресс-службы.

Направляемся в самую клоаку Невского проспекта – на улицу Думскую. Представьте обычный пятничный вечер в этом волшебном месте, только помноженный раз в шесть. Под ногами хрустят осколки бутылок. Улица превратилась в единый хлев, который настежь отворил ворота. Вот мужик справляет нужду прямо на ворота арки.

Кто-то стоит без штанов.

Трезвых – нет. Все будто с цепи сорвались, носятся, шумят, дерутся и раскидывают бутылки. Вырвавшиеся из хлева штурмуют клубы, работники которых, кажется, несмотря на очевидную потенциальную прибыль, испуганы и предпочитают отказывать многим в посещении. Полиция наблюдает безучастно. Многие гости праздника уже спят, кто прямо на земле, кто на лавочках. События на Думской не стоит долго описывать. Не хочется.

 

 

 

Итог: «Паруса» стали культурней, но есть куда стремиться.

 

Фотографии Георгия Фреймана.