Катя Флоренская показала в Музее связи имени А. С. Попова выставку «Филателия», где спутник встретился с пегим зимородком и отцом грузинского покера Арчилом Одишарией. Дочь художников Ольги и Александра Флоренских рассказала ART-1, зачем она перерисовывает марки.

Вадим Чернов. Почему вы решили сделать почтовые марки темой выставки?

Катя Флоренская. До «Филателии» у меня была серия картин «Коллекции», где были и марки, и монеты, и спичечные этикетки. Но марки мне понравилось рисовать больше всего и следующую серию захотелось сделать только про них. Разница в том, что в «Коллекции» было много разных марок на одном холсте, а для новой выставки мне захотелось, чтобы каждая картина изображала одну марку или почтовый блок. К тому же, у меня с детства была собственная коллекция марок, плюс доставшиеся от мамы и папы. Но это коллекционирование никогда не было профессиональным и имело исключительно эстетический характер. В смысле: вижу красивую марку — покупаю.

ВЧ. Как вы выбирали сюжеты для картин?

КФ. Часть взята с настоящих марок, часть — с любимых картин известных художников, часть — просто откуда попало.

ВЧ. Почему собаки и птицы у вас изображены чаще другой фауны?

КФ. Мне нравятся птицы. У меня была серия картин про птиц Болгарии. И собаки мне тоже нравятся — их приятно рисовать.

ВЧ. Тогда спрошу о картинах, на которых изображены марки с полотнами других художников — к примеру, «Любовь земная и небесная» Тициана или «Портрет И. И. Шишкина» Крамского. Получается не просто изображение, а изображение изображения. Что дает этот прием?

КФ. Это дает возможность нарисовать сразу две хорошие вещи — марку и картину. А если это почтовый блок, то и несколько картин. Таким образом привлекательность и красота сюжета для меня сильно возрастают.

ВЧ. Для вас важно, марки какой страны изображать?

КФ. Я выбирала их по принципу «нравится сюжет», а там уж какие страны попали. Многие марки просто перерисованы, как парусник с острова Тристан-да-Кунья или советские и американские про космос. Другие привезены из поездок, например, «Австрийская марка с сестрой Бернандеттой и собакой Пени из австрийского странноприимного дома в Иерусалиме» нарисована после путешествия в Израиль.

ВЧ. А почему больше всего грузинских марок?

КФ. Я часто бываю в Грузии, вот и картин больше.

ВЧ. У ваших родителей несколько лет назад в Музее связи проходила выставка, посвященная открыткам и конвертам. Вы наследуете семейной теме?

КФ. Наверное, да. Но это происходит само собой, у меня нет задач продолжать традицию, это ерунда. Люди делают то, что хотят, а продолжаются или не продолжаются традиции — это не должно их волновать. Для меня почтовая тема всегда была близкой. Мне нравится писать и получать бумажные письма с красивыми марками. Для меня нет границы между мэйл-артом как формой искусства и развлечением.