Проект посвящен одному из самых трагических эпизодов обороны Ленинграда – боям за Синявинские высоты. Он был задуман художником Владимиром Кустовым в 2004 году специально для Русского музея. С 1941 по 1944 год на этой возвышенности в Южном Приладожье погибли десятки, если не сотни тысяч бойцов. Точное число погибших так и не установлено. Оказавшись в местах боевой славы, художник был поражен мемориальным характером самого пейзажа. Открытие масштабного военно-исторического мемориала, запланированное еще в конце 1970-х, так и не состоялось. Места боев и захоронений были отмечены обелисками и аллеями славы, которые начали устанавливать энтузиасты, начиная с 1980-х. Сам ландшафт, изрытый, как ранами, следами траншей, укрытый деревьями и травой, выросшими за послевоенные годы, предстал перед художником как памятник. Синявинские высоты стали огромной братской могилой и местом памяти. Здесь до сих пор находят погибших и те военные артефакты, которые отдает израненная земля.

Итак, Владимир Кустов приближает прошедшее в три этапа. Первый самый общий план – это панорамы. В отличие от традиционного жанра, представленного будь то в Музее-панораме «Бородинская битва» или «Сталинградская битва», у этих панорам нет названия, только номера. Художник снимал их на Синявинских высотах. Но панорамные фотографии принципиально безымянны, как и десятки тысяч пропавших здесь без вести солдат, для которых едва заметные сейчас траншеи стали местом последней битвы и братской могилой. Панорамы Кустова безлюдны и безмолвны. Ее герои, представленные на документальной хронике, и артефакты, найденные в земле, вынесены в серию отдельных фотографий и видео.

Второе более детальное приближение – это знаки войны. Портсигар, котелок, фляга, наручные часы «Кировские», травяная лепешка, осколок фугасного снаряда … вот те предметы войны, которые как будто бы вырезаны из потока времени. Они буквально выпали из времени, чтобы вернувшись, стать напоминанием о войне, ее знаком и меткой.

Третье приближение прошедшего самое пристальное. Это фактуры, сделанные художником с помощью макросъемки. Фактуры войны – это земля, порох, металл, табак, хлеб, пепел, бинты и соль. Художник начинает с самого темного, и постепенно через оттенки серого доходит до сияющей белой поверхности. Эти фактуры окружают человека, питают его, защищают, пеленают и хоронят на войне.

В панорамах, знаках войны и фактурах художник наводит оптику, приближая прошедшее.  В натюрмортах он комбинирует предметы, которые становятся буквальным воплощением «мертвой натуры». В серии постановочных фотографий Кустов соединяет различные предметы, найденные на месте боев, таким образом, что как будто бы создает вокруг них вакуум. Безвоздушное пространство, которым окружены мертвые предметы войны сгущается в «Синявинской симфонии». В этом видео (звук Степана Торопова) Владимир Кустов совмещает два плана – настоящее – отснятую им панораму Синявинских высот, и прошедшее – документальную хронику обороны Ленинграда. Чтобы приблизить прошедшее, художник смотрит на него через настоящее, и в настоящем всегда есть следы прошедшего. (Александр Боровский)