Фотографический и исследовательский проект Виталия Смирнова «Домики» занимает территорию сразу нескольких творческих и научных дисциплин — это одновременно искусство, и антропология, и визуальное бытописание мощного пласта новейшей истории.

Ольга и Александр Флоренские изобрели для подобных объектов емкий и точный термин — «Русский дизайн», наполнив его удивительным содержимым: «Не знаю, являлся ли когда-нибудь русский бытовой дизайн предметом серьезного исследования искусствоведов. Это замечательное явление, такое же естественное, как климат или речь, несомненно, формирует характер, психологию и эстетические пристрастия людей, населяющих Россию. Это творческое направление существует благодаря отечественному стремлению к некоей абстрактной автономности, знаменитой солдатской смекалке и тихой радости от греющей карман фиги. <...> Общеизвестно, что самые острые решения приходят в стесненных сложных условиях. Неладно скроен, некрепко сшит получившийся объект. Чтобы он работал, необходимо все время вносить поправки в схему, прикручивать отвалившееся и заменять сгнившее». (О&A Флоренские. «Русский дизайн»).

А вот что пишет автор о своем проекте: «Множество раз я наблюдал эти домики из окна электрички или автомобиля — беспорядочно разбросанные по полям, примостившиеся на склонах холмов, они всегда проносились мимо быстро, но оставались в памяти надолго. Я размышлял о том, что двигало этими безымянными авторами народной архитектуры, создателями этих домиков — неповторимых и одновременно похожих друг на друга. Неожиданная и, по сути, редчайшая возможность проявить себя в творчестве — построить дом-из-ничего на своем крохотном участке земли, дом не для себя, нет, дом для садового инвентаря, неожиданно позволила утилитарному в своей основе сооружению приобрести черты своеобразной графемы дома, если уместно применять шрифтовой термин к архитектурному сооружению, — треугольник крыши, квадратик стены, окно, дверь. Не хватает только трубы с нарисованными кольцами дыма.

Казалось бы, зачем окно или скатная крыша? Можно ограничиться прямоугольником сарая с одной дверью. Однако этого будет крайне мало для воплощения представления о том, каким должен быть дом. Маленький, но свой, невысокий, но с окном, похожий на все детские рисунки разом.

Мой проект — это прежде всего попытка исследования огромного пласта человеческой жизни, тех нескольких поколений людей их создавших. Их судьбы, как и судьбы этих домиков, — некий срез истории во всей ее противоречивости и многообразии. Для меня очевидна многослойность проекта, каждый может найти в нем близкое только ему — будь то потрясающая фактура материалов, из которых созданы домики, или же их форма, это может быть сохранившийся с детства образ. Средствами фотографии я попытался изъять домики из контекста среды и, представив их в виде своеобразных портретов, предоставляю зрителю возможность провести свое собственное исследование».

Впервые опубликовано в журнале "Проектор". - 2011. - № 2 (15)