Максим Максимов (по отчеству, ожидаемо, Максимович) — молодой, но уже активно засветившийся промдизайнер. Его концепции и несколько запущенных в производство вещей успели насобирать наград и шорт-листов международных конкурсов. В работах Максима — скорее скандинавская чистота, нежели русский размах. Возможно, отсюда и благосклонность международных жюри — какой-то он уж очень европейский.

Митя Харшак. Несколько слов о твоем образовании.

Максим Максимов. Год назад я защитил диплом по мебели в Архитектурно-строительном институте города Орла. Из шести полных лет я отучился первые три курса, взял на себя ответственность дистанционного обучения и переехал в Санкт-Петербург. На этом этапе я понял, как важно желание и самообучение, но, безусловно, основы я получал от моих преподавателей.

МХ. Насколько хорошо, по твоему мнению, Школа подготовила тебя к профессии?

ММ. У меня хорошие учителя, с которыми я и сейчас стараюсь консультироваться. Единственное, чего не хватает, — это реальный процесс; пока ты учишься, ты далек от профессии, два года теории равны паре месяцев на практике. Это очень важное звено, которое сейчас отсутствует во множестве школ.

МХ. Чем был продиктован выбор специальности?

ММ. С детства я орудовал молотком, изменяя модели своих машин: я не мог играть, пока эта вещь не была мной доработана. Рос я, и росли игрушки, мой велосипед приобретал новый облик, раза три за сезон, — как и моя комната: я упорно двигал мебель, декорировал шкафы и стены в стиле граффити. Пользуясь случаем, хочу сказать большое спасибо моей маме за терпение и чутье! Именно она направила меня в дизайн.

МХ. Каким был твой первый реализованный в серии проект?

ММ. Первым реализованным проектом был стол из серии One line. Я готовил его к Salon Satellite 2011,это была первая встреча с реальным производством, и с того момента я смотрю более конструктивно на процесс проектирования. Сейчас на счету четыре объекта, которые я выпускаю на заказ.

МХ. Насколько оптимистично ты оцениваешь перспективу своей работы с российскими заказчиками?

ММ. Я оптимистично смотрю на перспективу работы с любым заказчиком, главное — интересная  задача и готовность к смелым современным решениям.

ММ. Какова твоя оценка сегодняшнего состояния рынка промдизайна в России?

ММ. Мы набираем ход, сейчас очень много информации, Недели дизайна двух столиц,  лекции, опытные гости, это важно — быть в среде, но куда важнее действовать, потому что рынка как такового нет.

МХ. Что для тебя интереснее проектировать — предмет, который пойдет в большой конвейерный тираж, или объект сродни скульптуре, который будет экспонироваться в галерейном пространстве и выйдет лимитированным штучным тиражом?

ММ. Для меня важен баланс. В проектировании предмета крупным тиражом ты чувствуешь ответственность за функцию и каждую деталь, ты месяцами продумываешь проект, и это увлекательно, с галерейными объектами важна красивая, запоминающаяся форма, и я стараюсь совмещать эти два звена в своих продуктах.

МХ. Есть ли, на твой взгляд, возможности для развития «дизайн-мейкерства» в России, когда автор сам вкладывается в производство небольших тиражей своих объектов и далее сам занимается продвижением и продажами коллекции?

ММ. Все возможно.

МХ. Кого из мастеров ты можешь назвать своими учителями?

ММ. Мне близка философия проектирования Дитера Рамса, под впечатлением чистоты форм и функциональности его работ и того времени в целом я создал Sixties lamp.

МХ. Какой объект тебе хотелось бы спроектировать? И какова была бы его судьба в идеальной ситуации — миллионные тиражи и место в каждом доме или штучные вещи для собирателей и место в коллекции МоМА?

ММ. В идеальной ситуации это будет объект, который функционален в быту и так же красив на стенде в MoMA.

МХ. С какими материалами ты предпочитаешь работать?

ММ. С опытом я открываю новые материалы и их свойства. Сейчас я работаю с металлом, а именно круглая труба — это линия с бесконечными возможностями формы, последнее кресло Quick я создал, используя именно ее. Также мне нравится дерево, натуральное, не тронутое станком, с этим материалом я создал лампу W&M (wood and metal, дерево и металл) с историей о взаимопомощи двух абсолютно разных материалов, об их гармонии, несмотря на возраст и фактуру. В этом проекте мне также было важно показать историю материала — где было это дерево век назад? Невольно пропитываешься уважением, ведь сейчас оно освещает мое рабочее пространство.

МХ. Как строится проектный процесс? Много ли времени уходит на первые эскизы и поиск концепции?

ММ. Если у меня есть конкретная задача, я стараюсь погрузиться в нее полностью, с помощью музыки, фильмов, фактов, для меня важно почувствовать культуру и все, что связано с  проектом, чтобы создать ясный и правдивый образ. В основном я работаю ночью, это то время, когда можно сосредоточенно расслабиться и не контролировать свои возможности. Мне очень нравится момент рассвета, когда улицы не спеша набирают шум, слышно пение птиц, и я с гордостью заканчиваю свою работу.

МХ. Где и в чем ты ищешь творческую энергию и новые идеи?

ММ. Новые идеи приходят по-разному, иногда я сталкиваюсь с проблемой в быту и понимаю, как с помощью предмета ее можно решить, иногда от мимолетного взгляда, потому как я страстно увлечен профессией и постоянно нахожусь в поиске новых форм.

МХ. Сейчас ты работаешь один или нанимаешь сотрудников на какие-то позиции?

ММ. В предметной сфере я работаю один, в будущем я буду поручать технические стороны специалистам. В отношении идеи и формы, на мой взгляд, это тяжело, но мне также интересна работа в команде, это приносит свои плоды, совсем другого сорта. В каждом проекте можно прочесть автора и его историю, то, какой он выбирает материал или радиус сгиба, отражает его внутренний мир, гармонию и характер.

МХ. Как ты видишь себя через десять лет? Какие вещи хочется успеть сделать?

ММ. Я стараюсь максимально использовать то время, которое у меня есть сейчас, то, что будет в будущем, может круто измениться, но одно могу сказать точно: дизайн — моя страсть надолго.

МХ. Насколько участие в профессиональных выставках и конкурсах помогает в продвижении?

ММ. Участие во всех мероприятиях сферы, на мой взгляд, является основным двигателем в продвижении. Главное, выбирать серьезные конкурсы, нацеленные на результат.

МХ. Хотелось ли тебе попробовать себя в других сферах творчества?

ММ. Мне повезло, что дизайн охватывает большое количество творческих сфер, это музыка, фотография, видео, рисунок и еще много других, которые я пока не открыл, и в каждом проекте стараюсь подключать что-то новое, собственноручное.

МХ. Бывали ли случаи, когда ты отказывался от заказа? По каким причинам?

ММ. Все приходит с опытом. Пока я не отказывался. Сейчас понимаю, что в моем багаже лежат легкие и быстрые проекты, но по разным причинам путь к их реализации был для меня довольно сложным.

МХ. С кем из заказчиков тебе хотелось бы поработать?

ММ. Я с удовольствием поработаю с современными мебельными компаниями, запросы которых будут соответствовать моим вкусам. Мне интересно все — от создания концепции бренда и заканчивая логотипом и униформой. На мой взгляд, это очень увлекательный путь, и я хочу проделать его!

Опубликовано в журнале «Проектор». — 2012 —  № 2.