Стена (с душой Энди Уорхола). Галерея "Aperto". 7 февраля 2013 - 3 марта 2013

С 7 февраля по 3 марта выходящая в коридор лофта «Четверть» стена галереи «Aperto» объявлена «проектом» - по задумке авторов, полем для концептуальных высказываний. То, что высказывания наличествуют и они концептуальны – бесспорно. Менее ясна их направленность. Кому и от кого? При наличии трех известных  фамилий прямо на стене – куратора Дэвида А. Росса и соц-артиста Виталия Комара в виде напечатанных имен под собственными цитатами и великого Энди Уорхола в виде его отсканированной подписи – не так просто определить, кто же все-таки высказался.

Вопрос Фуко об авторе здесь не к месту – галерея заявляла свой проект как арену «личных высказываний ведущих представителей международного арт-сообщества», да и формат стены, отсылающий к стенам в социальных сетях как местам для авторских постов также уводит от неуместных философствований. Собственно, на небольшой кирпичной стене, пастозно выкрашенной белой краской, разбросаны «ссылки» – цитаты на русском и английском языках беседы Комара и Росса. Их пять и повествуют они о законодательной возможности продажи души, о поп-арте, о душевных инвестициях, о духовном в стране, о вере Уорхола. В центре в рамке висит красный отсканированный сертификат (оригинал в Москве у А. Кирцовой) о продаже души иконы поп-арта за 0 долларов корпорации «Komar and Melamid Inc.», являющийся также «ссылкой» на проект Комара и Меламида конца 70-х годов скупки-продажи душ, развернувшийся в США и России. Фотографии и документы этой деятельности были приобретены коллекционером Нортоном Доджем, а уорхоловский сертификат, в силу определенных обстоятельств, остался в России. Однако в отличие от стен соцсетей реальная стена галереи имеет и оборотную сторону. В самой галерее проходит амбициозная выставка двадцатишестилетней художницы Дарьи Иринчеевой, ученицы Росса, играющая с темой памяти о позднесоветском прошлом. Галерея также связывает ее с проектом, и в силу модной нечеткости смыслов такая привязка, наверное, уместна.

Однако складывается странная ситуация. Материальная составляющая проекта навязывает определенный ряд: Уорхол – Комар (лично знакомый и взаимодействующий с первым) –  Росс – Иринчеева – Россия (и как ностальгический СССР, и как современная родина Pussy Riot, без которых не обошелся разговор о душе Росса и Комара, и как потенциальная страна «христианского фундаментализма» в представлении беседующих). По отдельности некоторые элементы этой цепочки возможно себе представить, но в такой взаимосвязи они даже на ироикомический дух соцарта не походят. Уж очень фантасмагорийно. Более того, это далеко не единственные участники проекта – в диалоге Росс и Комар призвали в помощь души и Гоголя, и Дюшана, и Ганди, и Швейка, и Сталина… Вспомнили Христа, татаро-монгольское нашествие, РПЦ, Путина, Бульдозерную выставку. Здесь также можно отметить, что сами по себе эти герои и темы вполне могли быть подняты соцартом, памяти которого отдает дань проект, если бы не расхождение установок. Соцарт иронией и пародией разваливал сам процесс идеологического культообразования, а «Стена», наоборот, почтенно возвышает свои «высказывания».

Американский куратор Росс, которому формально принадлежит авторство проекта, серьезно предлагает для России тему души. В таком случае не хватает матрешек и Достоевского для комплекта штампов. Да, купля-продажа, да, идеология, да, духовность или ее отсутствие, да, большое прошлое и непонятное будущее – все это есть сегодня в России, но слишком широко «концептуальное высказывание». Идея вспомнить корпорацию Комара и Меламида сегодня кажется актуальной, но хотелось бы более четкого и острого суждения об этом, как и более четкой авторской позиции – кто за сказанное будет отвечать?! Этого не хватило. Однако для молодой частной галереи это неплохое начало. В каком-то смысле даже дерзкое, если учесть адресата «высказывания». Кому направлены эти душевные размышления? Уж не рынку ли, по законам которого громкие имена и души могут сделать хороший пиар молодому дарованию за «Стеной»?