Готовя к печати этот материал, я думал сначала ограничиться только рассказом о книге Д.А. Писаревского «Шрифты и их построение». Причем этот разговор с читателем вела бы сама книга. Что-то добавлять к авторитетному мнению авторов вступительных статей было бы попросту лишним.

Обложка книги «Шрифты и их построение». 1927. Обложка книги «Шрифты и их построение». 1927

Среди авторов книги Эрих Федорович Голлербах (1895—1942) — царскосельский эстет, историк искусства, поэт, философ, редактор и художник-график. В двадцатых годах прошлого столетия был организатором Ленинградского общества библиофилов (ЛОБ). Владимир Николаевич Левитский (1879—1942) — блестящий книжный оформитель, шрифтовик, член общества «Мир искусства», педагог, воспитавший целую плеяду ленинградских мастеров книги. Иван Александрович Фомин (1872—1936) — бесспорный архитектурный классик первой трети ХХ века, учившийся у Леонтия Бенуа, а искусство гравирования постигавший под руководством В.В. Матэ. А сами шрифты, шрифтовые композиции и комментарии к ним принадлежат таким художникам, как Е.Д. Белуха, М.А. Кирнарский, В.М. Конашевич, Г.И. Нарбут, С.В. Чехонин, П.А. Шиллинговский и др.

Размышляя над книгой, я решил привести два частных (а может быть, и не совсем частных) эпизода из жизни людей, имевших к этой книге самое прямое отношение. В нашем семейном архиве хранится фотография, сделанная 23 сентября 1924 года — в день одного из самых сильных наводнений за всю историю Санкт-Петербурга. На фотографии из семи человек трое принадлежат к числу создателей книги «Шрифты и их построение». Это Голлербах, Белуха и Охочинский. А на тыльной стороне снимка приклеена эмблема Ленинградского общества библиофилов, нарисованная Сергеем Чехониным, чьи изысканные шрифтовые композиции также опубликованы в книге. Все семеро членов правления ЛОБа, заседание которого и запечатлено на фото, упомянуты в блестящем стихотворном тосте Голлербаха в пригласительном билете на товарищеский ужин 31 декабря 1924 года. Среди них Петр Евгеньевич Корнилов (1896—1981) — историк искусства, педагог, музейный деятель, коллекционер.

Вот что писал о том дне Петр Корнилов: «В 1924 году мне пришлось увидеть поразительное зрелище — наводнение Ленинграда. В этот день мы — правление Ленинградского общества библиофилов, собрались у Э.Ф. Голлербаха в Художественном отделе Ленгиза для фотографирования. Отдел помещался в верхнем этаже “Дома книги”. Сфотографировавшись, мы спешили по домам. Я сел в трамвай, чтобы ехать домой. Трамвай по Марсову полю шел уже по воде. На Троицком мосту было сухо, но как только трамвай спустился с моста на площадь, то воды оказалось настолько много, что, только пользуясь подвернувшейся подводой, я смог в несколько минут добраться до дома. Как только я вошел, вода хлынула через забор в щели, и весь наш двор оказался под водой. Мы с Лелей (жена П.Е. Корнилова. — Прим. А.Х.) смотрели в окно и за домами чувствовали разбушевавшуюся стихию». Вот такая история.

К многочисленным чрезвычайно ценным качествам этой книги можно причислить «прямую речь» авторов шрифтов, которые комментируют свои работы. К каждому из  приведенных в книге разворотов дается развернутый авторский комментарий (за исключением тех случаев, когда автора на момент издания книги уже не было в живых). Мы воспроизводим их в точности с сохранением авторского слога и пунктуации.