Виктор Щуров (1955—2005) — петербургский фотограф, профессионал во всех жанрах — репортаж, пейзаж, портрет, студийная съемка. Фотограф Александр Насонов как-то представил Щурова так: «Вот это — самый великий фотограф Петербурга, а значит, и всей нашей страны, и вообще современности». А Виктор ему: «Да ладно, ну чего ты… хотя, наверно, так и есть»…

Он обладал особым даром располагать к себе людей буквально после нескольких минут общения. То, что было интересным для Щурова, становилось интересным всем вокруг. Старушки на перекрестках просили перевести их через дорогу именно Виктора, и это с его наколками и бородищей. И его фотографии обнажали его внутреннюю суть. Если вы умеете читать изображения, то вам этот человек не может не понравиться — он нравился всем.

Совершенно неважно, кем бы Виктор стал. Но в тот момент, когда ему нужно было выбирать, чем он будет заниматься, оказалось, что фотография максимально близка к его формам самовыражения. И он стал хорошим фотографом.

Работы мастера и сейчас остаются неизвестны широкому кругу. Творения высокого уровня и по выразительности, и по технике исполнения, они практически никогда не выставлялись. Главная причина этого — сам автор, который никогда не делал фотографии специально для выставок. В студии Щурова хранились коробки с его отпечатками. В одних были пробники или любимые снимки. В других — то, что он не хотел показывать. Но была коробка, которая была открыта для всех. Хотите посмотреть — пожалуйста. Это очень подкупало отсутствием показного. Первая выставка Щурова, состоявшаяся в галерее «Модернариат» в феврале 2012 года, была посвящена именно такой коробке и называлась «Красная коробка Щурова».

Уникальность Виктора в том, что, занимаясь фотографией, он «не делал» свои фотографии. Сейчас возникла модная тенденция, что фотограф — это человек, который трансформирует жизнь. Надо очень изгалиться — использовать какую-нибудь тоновую печать, или вставить пленку в пивную баночку и потом уже ее проэкспонировать, или придумать еще что-нибудь эдакое. Но фотография это прежде всего отображение жизни. И Виктор интуитивно очень хорошо это чувствовал.

Одна из самых известных фотографий Щурова — «Мужики», на которой изображены три пацана. Один из ранних снимков. Это знаковая фотография эпохи, мужественности, откровенности, жестокости, нежности, силы и радости. Смотришь на этот снимок и думаешь, что вырастет из этих мальчишек? Виктор не стремился что-то выразить этой фотографией, он просто хотел достичь максимальной выразительности. В результате фотографа как личности в кадре не существует, а зритель находится внутри события. Будто это мы увидели этих мальчиков, мы на месте фотографа. И такое восприятие — уникальная вещь.

Виктор никогда не делил фотографию на творческую и рекламную. Что бы он ни снимал, он вкладывал в снимки свою честную, хорошую душу. Ему нравилось, чтобы и в рекламе был элемент человечности, никакой отстраненности, и в результате появлялись очень хорошие сюжеты. При съемке фотомоделей ему важны были прежде всего люди, а не позы.

До самой смерти у Виктора не было канонов, которым он хотел бы следовать, не было идеала, которому он бы подражал. Глядя на любую творческую работу, можно понять, движется ли куда-то художник, интересует ли его что-нибудь либо он идет по накатанной. Виктора до последнего момента интересовало все, что было на шаг впереди. Он не уставал делать что-то новое. Достигнув технического совершенства (когда эти проблемы перестают влиять на работу), он продолжал экспериментировать.

Человек в любой профессии стремится к вершине. И многие люди к этой вершине подходят. И только для немногих от этой точки открывается целый мир. Любая высота отличается от соседней буквально на два сантиметра, как спортивный рекорд. Все примерно одинаково снимают, а Виктор был выше всех.

Впервые опубликовано в журнале «Проектор» № 3(20) 2012