Стамбул. Фотографии Серканта Хекимджи. Росфото. Выставочный зал Дворового корпуса. 09.02.2013 — 10.03.2013.

Потрескавшиеся  стены, морщинистые лица, драматические контрасты черного и белого – Турция Серканта Хекимджи не похожа на Турцию туристических буклетов. На выставке в РОСФОТО представлены фотографии из пяти серий молодого турецкого фотографа, который, как сообщается в пресс-релизе, продолжает традицию своего выдающегося учителя и предшественника Ары Гюлера. Все они сняты в Стамбуле и его окрестностях – на птичьем рынке, на железнодорожном вокзале, на улицах и в домах, на побережье. Есть более удачные кадры, есть менее. Общее качество снимков довольно высоко: Серкант Хекимджи – настоящий профессионал своего дела.

Но в этом-то и проблема. В каждой стране (включая Россию), в каждом крупном городе (включая Петербург) есть фотографы, делающие что-то похожее: работы Хекимджи полностью вписываются в неореалистическую эстетику 40-х – 50-х годов XX столетия. Можно было бы назвать его твердым середнячком и на этом поставить точку. Но хочется спросить: где та грань, что отделяет просто неплохого фотографа от выдающегося?

Не претендуя на исчерпывающий ответ, замечу: общее развитие художественной фотографии с конца 50-х годов и до наших дней в основном шло по пути понижения, а не повышения качества. Первая (и в большинстве случаев окончательная) реакция зрителя на снимок Гарри Виногранда, Ли Фридлендера, Дианы Арбус, Уильяма Эгглстона, Роберта Адамса, Мартина Парра, Уты Барт такова: эту фотографию мог бы снять кто угодно – любой, кто способен сфокусировать объектив своей камеры на нужном плане, и даже некоторые из тех, кто на это не способен. Ни один из перечисленных фотографов не соответствует элементарным правилам «хорошей фотографии», которым учат на курсах. Сюжеты банальны, композиции невнятны, критерии выбора неясны.

В биографии многих выдающихся фотографов второй половины XX века был момент, когда они, вполне овладев секретами ремесла и достигнув в этом ремесле определенных успехов, резко порывали с ним и начинали делать работы «нулевого качества». И это закономерно: для того чтобы увидеть мир по-новому, нужно в каком-то смысле разучиться видеть по-старому.  Расстаться с профессиональными навыками, забыть советы учителей и стать этим пресловутым «кем угодно» – парадоксальное требование, ведь в действительности, как мы прекрасно понимаем, навыки никуда не деваются. Неумелое умение, искушенная наивность, изощренная банальность – такие формулировки противоречат законам логики, зато соответствуют законам эстетики.