На открытой дискуссии в галерее Anna Nova выясняли, как и почем художник должен продавать свои работы

Художник Стас Багс показывает свои работы на различных площадках, от московского «Винзавода», где сделал инсталляцию «Моя Москва», до галереи Anna Nova, где экспонировался запомнившийся многим проект «Северсталь». Недавно он выставил работы для продажи на сайте avito.ru, тем самым уравняв их в интернет-комиссионке с клеткой для хомячка или одноногой табуреткой. Этот поступок художника, вызванный, по его собственному признанию, желанием всего-навсего немного заработать, теперь вырос до масштабов акции в работающей с Багсом галерее Anna Nova - правда, «акции» не столько в художественном, сколько в коммерческом значении слова. Вполне возможно, что художник действительно пытается таким способом не просто понять, нужны ли кому-нибудь его работы, но привлечь внимание к проблеме продажи и стоимости искусства, - все равно это выглядит как невротический симптом. Не проданные работы автор планирует сжечь 16 февраля на «Красном треугольнике».

2013_02_15_bugs_00 Галерист Анна Нова приобрела "Горошек" за пять тысяч рублей, а художнику Стасу Багсу нужно кормить дочь

Возникает вопрос: мы имеем дело с творческим кризисом художника, кризисом арт-институций, или и с тем, и с другим? Ведь каждый жест прочитывается в художественном пространстве и встраивается в контекст, о чем иногда забывает Стас Багс. Можно вспомнить легендарную акцию Тимура Новикова сотоварищи «Сожжение сует», обозначившую переход прежде «новых художников» к неоакадемизму. Не так давно двое известных художников нового поколения, Анна Желудь и Андрей Кузькин, устраивали «обнуление» своего творческого прошлого. Желудь на выставке раздала старые живописные работы всем желающим (каких, естественно, нашлось много). Кузькин в проекте «Все впереди» во время перформанса запаял в стальном контейнере не только свои работы, но и все вещи, включая сбритые перед тем волосы. Такие модернистские по своей природе жесты - способ если не начать новую жизнь, то обозначить новый период в своем творчестве. В случае Стаса Багса нет уверенности, что перед нами не маркетинговая уловка, и художник и его искусство изменится. Хотя, может быть, после акции мы увидим другого автора, а будут ли причиной сгоревшие в огне произведения, либо же полученные за них деньги, не так важно.

Начало дискуссии: Стас Багс, Петр Белый, Александр Дашевский Начало дискуссии: Стас Багс, Петр Белый, Александр Дашевский

Частью акции стала дискуссия «Себестоимость произведения искусства: художник и деньги» в галерее Anna Nova, где помимо Стаса Багса выступили художники Петр Белый и Александр Дашевский. Все желающие могли принять участие в разговоре, которому не помешал бы модератор. В результате после часового обсуждения проблем арт-рынка почти все работы, выставленные на продажу по цене от пятисот до трех тысяч рублей, в тот вечер были проданы. Какие выводы можно сделать по итогам дискуссии? Во-первых, трудно отделаться от впечатления, что галерея воспользовалась случаем, чтобы переложить трудное дело продажи работ на плечи самого художника. Во-вторых, опытным путем выяснился реальный, а не завышенный, коммерческий потенциал художника. Как не грустно осознавать, в условиях съеживающегося арт-рынка художник и галерея, которые не смогли закрепить успехи крупных продаж в несколько тысяч евро и сделать их тенденцией, будут вынуждены вернуться к более реалистичным ценам. Таков основной итог. Предлагаем избранные реплики участников.

Стас Багс

Сначала это акцией не было. Пару дней назад я подумал: почему бы не продавать работы за счет ресурсов, где продают холодильники и бэушную мебель. Схема довольно простая: договариваешься, приходишь к метро, отдаешь работу, забираешь деньги. Цены на avito.ru довольно доступные, хотя пейзажи стоят там порой дороже, чем в галереях современного искусства. Я продавал несложные работы, небольшого размера, не участвовавшие больших выставках, подкрепив их текстом: «”Зеленый горошек” будет отлично смотреться в зеленом интерьере вашей кухни». Просил две-три тысячи за картину, больше ценник мне сделать не удалось.

Потом мне позвонила Марина Виноградова, директор галереи Anna Nova, и сказала: «Ты чего, чувак?!» Мол, у нас в галерее стоит искусство, мы его продаем, а ты все делаешь сам и назначаешь непонятные цены! Так началась эта дискуссия: как складывается цена на искусство. Честно говоря, большая часть моих произведений стоит не так уж и много, от пятисот рублей. Десять тысяч — это потолок. Когда работа попадает в галерею, ее стоимость вырастает в тысячи раз. Но если в галерее она не продается, возникает вопрос: на что мне жить и что мне делать? Заняться дизайном? Разгружать вагоны по ночам? А так я продал работу на avito.ru, получил две тысячи рублей, купил курицу и пожарил.

Петр Белый не уверен в правоте Стаса Багса Петр Белый не уверен в правоте Стаса Багса

Петр Белый

Стас просто профанировал стоимость своих работ — я считаю, что это профессиональное преступление. После такого любая западная галерея разорвала бы с тобой отношения. Есть механика работы арт-рынка, но поскольку у нас нет такой жесткой системы, как на Западе, то появляются такого рода эксперименты. Но как мы должны расценивать твою попытку, Стас?

Александр Дашевский

Александр Дашевский: "Не пугайте меня арт-рынком!" Александр Дашевский: "Не пугайте меня арт-рынком!"

Наш арт-рынок развивается медленно (если развивается вообще), и одна из причин — это завышенные ожидания, которые и приводят к сжиганию картин на заброшенных заводах. Ни один российский галерист не выставит баланс своей галереи на всеобщее обозрение. Никто не скажет, сколько продано работ и кто их покупатель. И галеристы, и художники, меряют себя слишком большими величинами: «Акулами» Херста, Сотбисами, галереей Мальборо. А нужно обратиться к тому сегменту, который адекватен нашей ситуации. Искусство в России такое, какое оно есть, и применять к нему категории желаемого в условиях отствующего рынка сложно.

Петр Швецов

Голос из зала - Петр Швецов Голос из зала - Петр Швецов

Гораздо дешевле выбросить работы на помойку. Чтобы сжечь, надо приложить усилия: чем-то поджигать, привезти работы, найти место. Мне кажется, здесь имеет место попытка наказать мир за то, что он невнимателен к тебе. Мол, я накажу этот мир: сожгу свои драгоценные картины и буду гордый, несчастный, но непобежденный. Ты занимаешься искусством, чтобы заработать на жизнь? Стал бы ты заниматься искусством, если бы твои картины стоили дешево? Смог бы ты приплачивать, чтобы заниматься искусством? Стоит выяснить сперва, зачем тебе самому это нужно. А нужно кому-то твое искусство или нет — это второй вопрос.