Однодневный фестиваль видеомэппинга в «Ткачах» собирался продемонстрировать лучшие достижения видеоинженерного хозяйства. Однако прошел под девизом «Никто нас не облучит».

bioniq Выступление Андрея bioniq Глущенко на фестивале видеомэппинга

Фестиваль в моем понимании — это встреча участников какого-то общего дела для обмена опытом и активной демонстрации достижений. Предвкушая их, я и направилась 16 февраля в «Ткачи» на фестиваль видеомэппинга. Несколько вскользь опрошенных посетителей определили мэппинг как «когда на домах там всякое двигается», поэтому для начала раскроем понятие. Мэппинг — это 3D-проекция на физический объект, которая учитывает его размеры и геометрию. Чтобы увидеть объемную картину, специального оборудования не требуется, нужно лишь найти правильную точку обзора.

В программе фестиваля лучезарно светили мастер-классы, аудиовизуальные перформансы и спектакли. Первый мастер-класс был посвящен использованию видеомэппинга в арт-проектах. Видеоинженеры Олег Михайлов и Кирилл Маловичко познавательно и интересно рассказывали, как работали над спектаклями «Счастье» Андрея Могучего, «Синяя борода» Павла Семченко, и как технически была реализована опера Владимира Раннева «Два акта» на либретто Дмитрия Пригова. Смущало лишь то, что достижения российского видеомэппинга демонстрировались с помощью фотографий. Удивление нарастало, так как усвоение теории требовало практики, а ее-то как раз и не было. Тем не менее, под конец ведущие все таки «промаппили» сцену для финального выступления Long Arm и Руслана Гаджимурадова контурной подсветкой. Как выяснилось впоследствии, она стала коронным номером всего фестиваля.

Mapping Контурная подсветка сцены стала хитом мероприятия

Затем началась открытая репетиция спектакля «Нет дороги назад» театра «Тру». Никакого визуального действия он не содержал. Похоже, его авторы поставили задачей отрепетировать наиболее топорные методы нейролингвистического программирования. Топорные, потому что публику не срубило, даже когда фразу «Главное, чтобы было весело!»  выкрикнули в двадцатый раз. Текст неоднократно повторенной песни со словами «Ведь всему есть предел!» реальности никак не соответствовал.

Первым мой критический настрой прервал Андрей bioniq Глущенко, который играл дивное даунтемпо в свете своего ноутбука. А над ним черно-белыми красками играли картинки с элементами мэппинга. Проекция была довольно заурядной: четко прописанные однотонные контуры сцены в виде сплошной белой или прерывистой красной линий. Правда, изображения из-за высокой частоты кадров разглядеть толком не удалось. Но подозреваю, что на каждую грань сцены шел отдельный футаж — то есть, свой ролик для каждой стены.

Я было кинулась к виджею с вопросом «Что это было?», но меня оглушило началом спектакля «Нерест» того же НЛП-театра «Тру». Темой этой постановки стала рыбалка в ее житейском и философском проявлениях. Я немного боюсь современного театра из-за того, что в нем, как мне часто кажется, бытует установка: «Истина станет гораздо понятней зрителю, если выкрикивать ее несколько раз подряд на разные голоса». Зато на этот раз я поняла, зачем в речи актеров нужен мат. Это своеобразный позывной в зал: «Эй, зритель, ты еще здесь?» Эффект гарантирован: если неожиданно ругнуться со сцены, в зале обязательно кто-нибудь засмеется. В этом смысле спектакль получился весьма смешным. Но что связывает его с фестивалем — неясно. Вероятно, безмолвный актер в центре сцены, осененный софитом. Мэппинг от фонаря, так сказать.

Следующим рыбную тему продолжил театр «Морф». Должен был состояться показ спектакля «Рыба». Вместо этого к зрителям вышел актер со словами «У нас есть принцип — никогда не отменять показов. И мы вышли и показали. Нам очень важно ваше мнение», в качестве замены предложив формат творческой встречи. Актер представил второго, поговорил о третьем и показал про всех них ролик в медиаплеере Windows. Затем заставил второго актера декламировать стихи, третьего — мелко трястись, поставил короткометражный триллер про баню и откланялся. Поэтому сказать что-то определенное про спектакль, где актеры показывают кино, в котором сами же снимаются, мне трудно. Неизвестно к кому обращенная фраза «Можно уже уходить» разогнала зрителей менее, чем за минуту.

Гвоздем программы было заявлено выступление Long Arm и Руслана Гаджимурадова. И финальные аккорды фестиваля, принадлежащие содружеству музыкантов, действительно были прекрасны. Музыка завораживала, барабанщик взмахивал палочками, умная электроника перемигивалась лампочками, а мэппинг все не начинался. Контуры сцены были прорисованы все теми же белыми линиями. Хотя нет, другими — прерывистыми белыми. Зато красочные абстрактные образы футажей были потрясающие, с этим не поспоришь.

Long Arm Концерт Long Arm и Руслана Гаджимурадова стал самым ярким, во всех смыслах, моментом фестиваля

Я возлагала надежды на фестиваль как на выставку достижений, совмещенную с интерактивным массовым творчеством и обучением. По факту получилось, что теория в очередной раз оторвалась от практики и ушла далеко вперед. Мастер-классы были информативными, а вот наглядных пособий оказалось до обидного мало. Поэтому изменить представление о том, что мэппинг это «когда на домах там всякое двигается» фестивалю вряд ли удалось.