Однодневная инсталляция. Выставочное пространство "Четверть", 23 февраля 2013, 14.00-17.00

 

Свобода сверхмеры

Монументализация форм и гиперболизация масштабов – привычное для Петра Белого дело. На этот раз шесть гигантских порталов – не что иное, как «раскадровка», моментальная съемка, запечатлевшая покадровое падение рассыпающихся конструкций. Художник здесь всего лишь вуайер – «как мальчик на пляже подглядывает в переодевалку, так и здесь, - говорит Петр, - художник через щелочку вожделенно подглядывает за падением грубых досок, реализуя давнишнюю мечту зрителя – прозрачную кабинку. Поиск прекрасного сместился, – от «Махи обнаженной» к строительной доске». Идея – дать стоп-кадр падения в бездну грубой строительной доски, шаткой, самопальной конструкции, готовой вот-вот с грохотом обрушиться на пол неоклассического зала, родилась здесь не спонтанно.

Последнее время поиск новых форм для Петра – охота за призраком – неким коллективным бессознательным художником рождающейся реальности, где стремление к так называемым «евростандартам» оставляет в тени перманентный хаос русского ремонта. А временность и скоротечность интересует искателя живой формы, стремящегося извлечь уроки из наблюдаемых им процессов ее рождения и умирания. На этом пути художник даже почти что готов отказаться от авторства, его «я» мимикрирует под «найденный» тип формального высказывания.

Помойка, где «чем случайней, тем вернее», свалка, ремонт, небрежно сваленные строительные материалы, неловко сколоченный рабочими стол, лестница или скамейка из бэушных досок, наспех сбитый забор, треножники ограждения, - представляются ему едва ли не самыми драгоценными артефактами. В наше время почти что всеобщей банализации линии архаики и примитива, неспособности всколыхнуть воображение некогда сильнейшими художественными раздражителями в виде африканских масок, народных игрушек и прочей археологии и этнографии, на первое место выходит «подполье» цивилизации – вот где можно «живинку» подцепить!

Отсюда и происходит этот живой, случайный тип формы, когда доски, падающие с лесов, разлетаются в разные стороны, безо всякого предписанного «задания», свободно. Разве что массивные порталы – циклопические козлы, рамирующие падение досок широким охватом сбитых п-образно щитов, сообщает всей конструкции приземленность. Просторная кубатура парадного неоклассического зала легко вмещает шесть гигантских «шагающих» порталов и отвечает амбициям художника, мыслящего всегда тотально, сверхмерой. В этом стремлении к гигантизму проявляет в себя вирус советской тяжелой, весомой-грубой-зримой сверхформы – монструозные орясины заводских корпусов и разухабистая небрежность в отделке – как будто бы все оттуда.

Но советская фактура сошла за двадцать лет на нет, и Петр, чутко откликаясь на ее угасающие импульсы, нашел свою новую жилу. Теперь он – поэт новостроя, но не в его техно-гламурном и стерильном качестве, а в дремлющем в нем революционной взрывной мощи, в силе энергичной и дикой формы. Будучи временной, легко изменяемой и воспроизводимой, она никогда не повторяется, оставляя последнее слово всегда за собой.

Глеб Ершов

пространство "Четверть"

переулок Пирогова, 18