В апреле 2012 года двое художников-графиков - Юрий Штапаков и Александра Гарт открыли на канале Грибоедова, 103 печатную студию. Художники могут тут печатать свои работы, здесь проходят лекции, мастер-классы по техникам гравюры, и, наконец, выставки. Место точно назвали «Графическим кабинетом», и Александра Гарт вырезала на линолеуме эмблему - человечек на ней вращает колесо офортного станка.

Задумывая центр современной печатной графики, Штапаков и Гарт попали в точку: в последние годы можно говорить о всплеске интереса к этому виду искусства. Связано это и с экономическим кризисом, который уменьшил амбиции коллекционеров и спустил художников на землю. Но главное - теперь всем понятно, что маленькие, казалось бы частные истории и происходящее внутри них часто интереснее и важнее «большого нарратива» истории искусства.

Разумеется, беседа с Александрой Гарт состоялась в помещении Графического кабинета - некогда здесь была съезжая часть, потом архив, а теперь это часть петербургского Малого Манежа. Разговор сопровождали разные негромкие звуки, природа которых понятна всякому художнику: сначала это равномерный шум валика, раскатывающего по печатной форме краску, затем перезвон вращающегося колеса офортного станка, - художник Игорь Панин делает работы для своей персональной выставки, которая откроется в «Графкабе» 6 марта.

grafkab_06 Мастер-класс Юрия Штапакова. Фото: "Графический кабинет"

Павел Герасименко. Саша, попробуй рассказать, что за первый год работы «Графического кабинета» вышло, а что пока нет?

Александра Гарт. Если мы говорим о работе студии, то дела продвигаются постепенно, потому что наша организация некоммерческая, но очень хочет стать коммерческой. Когда мы создавали «Графкаб», у нас было представление о популярности графических воркшопов на Западе, где люди приходят, платят деньги и работают, даже не имея начальной подготовки. Открывшись, мы столкнулись с тем, что у художников-профессионалов есть свое оборудование и техника, а у новичков нет представления о том, что такое печатная графика и зачем платить деньги, чтобы ею заниматься.

ПГ. Удалось ли заинтересовать дилетантов, вовлечь их в процесс?

АГ. В том-то и дело, что дилетантов нет. Нет таких людей, которые имеют смутное представление о печатной графике, хотят работать, но им негде это делать. Наша задача - создать аудиторию, которая бы знала, как и что. Для этого мы проводим мастер-классы, курсы, лекции. Уже есть несколько людей, пришедших к нам с улицы, которые продолжают у нас работать. Приятно видеть молодых людей, которые быстро учатся. В основном, это девушки, например, Аня Андржиевская. Ее я выбрала по конкурсу для участия в «12 неделях черно-белого искусства» (проходящий сейчас в «Графкабе» выставочный марафон - П.Г.). Художница принесла свои работы, - было видно, что она умеет рисовать, и в «Мухе» учится не зря. Я один раз показала ей, как процарапывается рисунок, забивается краской доска, а дальше она делала все сама. Я очень люблю людей, которые быстро учатся, не боятся экспериментировать. Следующая выставка в «Графкабе» Екатерины Голиченко «Топь» - про болота. Она делает работы в технике карборандум. Это очень сложная техника, в том числе физически. Огромные куски оргалита нужно царапать, потом забивать краской. Не каждый на это пойдет. Катя экспериментировала: солью засыпала, эмали смешивала, в течение недели готовила доску, не боясь вообще испортить ее - ведь могло ничего не выйти, а у нее получился хороший оттиск.

grafkab_05-andrjievsky-gart Александра Гарт на выставке Анны Андржиевской. Фото: "Графический кабинет"

ПГ. Какой преподавательский состав «Графкаба»?

АГ. У нас преподавала Ира Васильева, вела занятия по линогравюре и монотипии, были были мастер-классы по монотипии Александра Дашевского и Светы Ивановой. Еще Надя Кузнецова, Борис Забирохин… И, конечно, звездный состав лекторов: Михаил Карасик, Глеб Ершов, Екатерина Климова и прочие орлы.

ПГ. «Графкаб» обеспечивает интересный процесс, совсем не такой, как в Академии или университете, где учеба скорее обязывает к работе, чем приглашает. Свободный режим в «Графкабе», должно быть, привлекателен для студентов. Почему же их так мало?

АГ. Студенты к нам не ходят, потому что тем, кто занимается графикой, есть где работать, и у них есть комплекс «Я все знаю. Зачем мне чему-то еще учиться?». Наша аудитория - те, кто учится в нехудожественных вузах, либо уже окончили их.

Так повелось, что каждый сам за себя, и сложно объяснить, что искусство - это процесс и общение, что надо ходить по выставкам, знакомиться с художниками, критиками. Очень немногих из учеников «ГК» мне удается еще и по выставкам таскать. Мы проводим с ними воспитательные беседы и говорим, что помимо печатной графики есть много всего интересного. Я всегда советую ходить на плохие выставки, чтобы знать, как не нужно делать. Но меня не слушаются.

ПГ. Что ты, как молодой художник, который одновременно занимается и культуртрегерской работой, выносишь для себя из деятельности «Графкаба» и нынешних «12 недель черно-белого искусства»?

АГ. Весь этот марафон задумывался как развлечение для себя. Не хочется упускать возможность делать интересные выставки, что-то показывать и рассказывать. Я общаюсь с разными художниками, молодыми и заслуженными, вижу, как по-разному они работают, и это страшно интересно. «Графкаб» - это классная возможность для профессионального общения.

grafkab_05-kuznecova-master Мастер-класс Нади Кузнецовой. Фото: "Графический кабинет"

ПГ. Сейчас появляется много молодых художников, которые не представляют, как их идеи будут воплощены в материале. Это обычная ситуация, связана она с нынешней массовостью концептуалистского искусства. А мы говорим о вещах, которые неотделимы от материала. Если художник идет заниматься печатной графикой, он в первую очередь думает о том, как это будет реализовано, так?

АГ. Люди, которые занимаются пластическими искусствами - живописью или графикой, часто не имеют никакой концепции, никакой идеи. Им нравится резать линогравюру - они рисуют пейзажики или портретики, печатают. Не бывает такого, чтобы человек пришел с концепцией и слабо представлял, как это реализовать. Проблема в другом: человеку, который пришел резать линогравюру, неплохо было бы внушить, что помимо пластики, в его работе должно быть что-то еще. Когда я выбирала молодых художников для участия в марафоне печатной графики, рассылала им приглашения с перечнем того, что от них требуется, - кстати, не так много, - среди прочего была графа «концепция». Многие вообще не понимали, что это такое. Удивляло и смущало желание некоторых молодых людей сделать серию иллюстраций. Мы даем вам полный карт-бланш, а вы хотите пейзажики? Почему?!

ПГ. На такие места, как «Графкаб», я возлагаю большие надежды. Он может стать «мостиком» от «красивых картиночек на стенке» к концепции. Это большая проблема, что люди, которые знают ремесло, концептуально не подкованы, и наоборот.

АГ. Причем с теми, кто не знает ремесла, но имеет концепцию, работать гораздо проще. Да вот Игорь Панин - художник-концептуалист. Мало кто видел его рисунки. Это как раз наш пациент.

ПГ. Игорь, можно вас отвлечь от работы? Я спрашивал у Саши, удается ли «Графкабу» воспитывать молодых художников. А что здесь происходит с художниками, которые и без него прекрасно работали?

Игорь Панин. Я здесь в качестве ученика и выставляющегося художника. С печатной графикой знаком чисто теоретически. Были какие-то маленькие опыты, которые вряд ли можно назвать работой. Я просто с большим удовольствием принял предложение попробовать что-то. Даже получил консультацию от Саши по поводу экспозиции. Перейти из объема в плоскость, как и из плоскости в объем, не так уж и просто. Тут требовалась много внутренней, интеллектуальной работы. Надо вспомнить рисование, подумать о стиле. Войти в эту реку нелегко, но очень интересно.

ПГ. Спасибо, Игорь. Саша, почему у тебя все печатают черной краской?

АГ. Так уж повелось, печатная графика - искусство черного и белого. Ну, если бы кто-нибудь попросил, я бы ему намешала любой цвет.

ПГ. Когда художник здесь работает, то получается, что ты на подхвате?

АГ. Да, я технический консультант. Администратор, куратор, преподаватель, наверное, кто-то еще...

ПГ. Расскажи про ваш возможный переезд.

АГ. Мы будем расширяться: переезжаем на третий этаж, где помещение больше в два раза, чем нынешняя тридцатиметровая мастерская. Там будет вода, что даст нам возможность заниматься разными техниками в полном объеме, установлена вытяжка, привезем трехметровый офортный станок Петра Белого. А эти залы остаются под выставки, в будущем часть из них делается Малым Манежем, а часть - «Графкабом», их куратором буду я.

ПГ. Как думаешь, через пару-тройку лет соберется хорошая выставка учеников по итогам работы «Графкаба»?

АГ. У нас была выставка «9 месяцев», где были выставлены лучшие работы студентов «Графкаба». Уже набирается хорошая коллекция.