Архитекторы любят повторять, что город — это живой организм. С этим утверждением согласны и те, кто поддерживает запреты на строительство в исторической части, и те, кто выступает за максимальную свободу архитектурной деятельности. Другое дело, что у инвестора, чиновника или противника сноса старого здания есть свой взгляд на то, как должен развиваться Петербург. В серии материалов «Исторический эпицентр» ART1 расскажет о том, каким видят будущее города те, от кого оно зависит в первую очередь - его героями (или антигероями) станут архитекторы, уже оформившие свои взгляды в реальные концепции. В первой части - руководитель «Студии 44» Никита Явейн.

Архитектор Никита Явейн, руководитель "Студии 44"

В 2012 году были представлены концепции развития территорий, расположенных в самом сердце города. Речь идет о Северной Коломне и Новой Голландии, а также о кварталах между Конюшенной площадью, Марсовым полем и Миллионной. Начнем с воображаемой прогулки по центру города согласно концепции архитектурного бюро «Студия 44». Эта концепция победила в городском конкурсе и, по обещаниям чиновников, будет взята за основу при реконструкции кварталов вокруг Новой Голландии и Конюшенной площади.

genplan Генплан

Встречаемся в Конюшенном, гуляем по Галерной, обедаем в саду

Представьте, что фраза «встречаемся в Конюшенном» стала для петербуржцев столь же обычной, как и приглашение увидеться «на Гостинке». Во-первых, до Конюшенного двора легко дойти от Невского: не выходя на узкие, заставленные машинами тротуары набережной канала Грибоедова пройдите по Малой Конюшенной улице, а потом через благоустроенный двор — прямо на Конюшенную площадь. Во-вторых, обширное пространство внутри Конюшенного двора — это приятное место с кафе, выставочными залами и книжными лавками, расположенными вдоль анфилады бывших каретных сараев. Отсюда и начнется наша прогулка по Петербургу будущего.

Сначала заглянем в Музей быта старого Петербурга, расположенного в Аптекарском переулке, между Миллионной улицей и набережной Мойки. Там открылась экспозиция, посвященная дворам-колодцам. Затем пешком по оживленной Миллионной, вдали от машин, отправимся в сторону Дворцовой площади. По дороге на минутку присоединимся к экскурсии «Петербург дома Романовых», послушаем о расположенных здесь и открытых для посещения великокняжеских дворцах. Вместе с туристами пройдем через сеть атриумов на набережную, потом мимо Запасного дома Зимнего дворца, в которых находятся реставрационные мастерские Эрмитажа, тоже, кстати, открытые для посещения, выйдем на Дворцовую площадь. Отсюда наш путь лежит через подземный переход, он же выход со станции метро «Адмиралтейская-2», в Александровский сад.

Выход из станции метро "Адмиралтейская-2", подземный переход от Дворцовой площади к Адмиралтейству. Рисунок архитектора-художника Владимира Лемехова ("Студия 44")

Теперь поднимемся на обзорную площадку на башне Адмиралтейства. С высоты, если смотреть в бинокль, можно разглядеть фигурки людей, гуляющих по крышам домов, идущих вдоль Мойки — они перекрыты и приспособлены для экскурсий. Спустившись вниз, выйдем к Медному всаднику и махнем на пешеходную Галерную. Тут, в десятках с галерей и уличных кафе проводят время местные и туристы, а студенты расположенных неподалеку Университета физической культуры имени Лесгафта и нового комплекса СпбГУ прогуливают занятия. Их более ответственные сокурсники предпочитают отдыхать от лекций поближе к университету — в благоустроенном и общедоступном спортивно-оздоровительном «Лесгафт-парке». Расположен он внутри комплекса зданий сразу за знаменитым Центром современного искусства в Новой Голландии.

Устав от пешей прогулки, можно взять на прокат велосипед и не спеша крутить педали в окружении сегвеев и электрокаров по южному берегу Мойки обратно к Конюшенному двору. Обедать отправимся в тенистый «Сад брандмауэров», многие еще помнят, что раньше его называли дворами Капеллы. Тем более что там, под крышами атриумов, можно укрыться от начинающего накрапывать дождя. Когда снова выглянет солнце, можно будет выпить кофе в одном из открытых кафе, расположенных вдоль пешеходного северного берега Мойки. Оттуда открывается отличный вид на парадные фасады «пушкинского Петербурга» и саму реку с проходящими по ней мимо многочисленных причалов речными трамваями.

Публичная площадь внутри Конюшенного двора. Рисунок архитектора-художника Владимира Лемехова ("Студия 44")

Проницаемая среда

Когда такая «виртуальная» прогулка сможет состояться по-настоящему, не знает никто. В том числе и придумавший все это руководитель «Студии 44» Никита Явейн. Смысл работы над концепцией он видит в другом. «Одни говорят, что ничего в центре делать не надо, и тогда все будет хорошо. Это тупиковая позиция. Даже те, кто так говорит, в душе понимают бесперспективность такого пути. Просто им невыгодно в этом признаваться, это помешает их функционированию в качестве общественных деятелей», - делится своими соображениями архитектор. - «Другие говорят, что нужно, наоборот, все снести и сады разбить. А сами думают не о садах, конечно, а о рентабельности и об увеличении плотности застройки. Примирить эти две идеологии невозможно, но начать серьезный разговор хотелось бы. Что хорошо для исторического центра, а что — плохо. В этом смысл проделанной нами работы».

Суть предложенной концепции — в создании комфортной городской среды, когда в общественно значимые пространства включаются внутридворовые территории, скрытые до сих пор, а иногда, как в случае с Конюшенным двором, даже целые площади. «Сегодня мы ходим по улицам, напоминающим коридоры. Наше движение ограничено лицевыми сторонами фасадов, а человеку для комфортного передвижения надо срезать углы, прокладывать необычные маршруты, находить какие-то новые точки интереса»,- объясняет Никита Явейн. - «Необходимо создать проницаемую городскую среду. Тогда можно будет пройти от Казанского собора до Марсова поля или, например, от Пряжки до Театральной площади, где, кстати, откроется еще одна новая станция метро, не прерывая при этом дорожного движения и минимально с ним соприкасаясь».

Сад брандмауэров, общественное пространство квартала, прилегающего ко дворам Капеллы. Рисунок архитектора-художника Владимира Лемехова ("Студия 44")

Драгоценные версты

Отдельная история – это идея «Золотой версты» (Миллионная улица), которая переходит в «Серебряную версту» (Галерная улица) и образует ось, соединяющую кварталы вокруг Конюшенной площади с кварталами вокруг Новой Голландии. Никита Явейн уверен, что и Миллионная, и Галерная идеально подходят на роль пешеходных улиц. «Они практически не несут серьезной транспортной нагрузки. К тому же у них есть четкое дублирование: с одной стороны – Нева, с другой – Мойка, Конногвардейский бульвар и так далее», - поясняет свое решение Никита Явейн. - «Зато при визуальном и смысловом соединении Миллионной и Галерной возникает очень мощный ствол, на который можно насадить все остальные пространства». К тому же, по словам Явейна, эти улицы всегда были вспомогательными, с них раньше осуществлялись загрузки дворцов, парадные стороны которых выходили на Мойку или на Неву. «А мы делаем такую изнанку, ставим все с головы на ноги, и транспортные до сего дня улицы становятся главными и с этих пор принадлежат людям, а не автомобилям», - подытоживает автор концепции.

«Вообще, пешеходное пространство — опасная вещь», - предостерегает Никита Явейн. - «Особенно, когда пешеходные зоны начинают покрывать значительную часть города. Возникает очень много проблем, среди которых и вывоз мусора, и разгрузка для магазинов, и доступность этих участков для аварийных служб и маломобильных категорий населения. Правда, в этой конкретной ситуации нам показалось, что организация связующих центр пешеходных направлений вполне оправдана».

Пешеходная Миллионная улица ("Золотая верста"). Рисунок архитектора-художника Владимира Лемехова ("Студия 44")

Говоря о транспортной инфраструктуре, руководитель «Студии 44» отметил, что на границах рассматриваемой территории можно создать несколько парковок, но и здесь важно не переусердствовать. «Нужно четко понимать, сколько машин сможет выдержать этот район, и ориентироваться на общественный транспорт», - уверен он. «Никуда не денешься, но въезд в центр будет ограничен. Другого выхода у нас просто нет. В противном случае, ни о каком наращивании жизни здесь не может быть и речи. Наоборот, тогда жизнь из центра будет изгнана, автомобили убьют все», - прогнозирует автор концепции.

Разумеется, реализация предложений Явейна и его команды автоматически приведет к резкому увеличению людей, находящихся на этой территории в дневное, вечернее и даже ночное время, а следовательно и организаций, которые их обслуживают. Для размещения баров, магазинов и клубов придется централизованно расселять первые этажи, переосмыслять взаимоотношения улицы и двора. «Я думаю, - говорит Никита Явейн, - все это произойдет, в том числе, через удорожание квартир и при частичной смене населения. Но это – естественные процессы».

Пешеходная Галерная улица ("Серебряная верста"). Рисунок архитектора-художника Владимира Лемехова ("Студия 44")

Что касается столь популярных у многих архитекторов идей освоения подземных пространств, то для «Студии 44» они играли второстепенную роль. «Строительство подземных паркингов — тема для отдельного разговора», - считает Никита Явейн. - «Если же говорить о перспективах подземной торговли, то я считаю, что загонять ее под землю просто бессмысленно. Торговать надо в первых этажах, и это даст жизнь, а подземная торговля — мертвая, пример Москвы нам это хорошо демонстрирует».

Дворцы и колодцы

Важной частью концепции «Студии 44» является открытие объектов, уже существующих, но обделенных вниманием. Внутренние дворы зданий, расположенных вдоль Миллионной и Галерной улиц, должны стать общественными пространствами, а сами дворцы и дома, в которых сейчас располагаются различные научные и культурные организации, хотя бы частично, но все же открыть свои двери для посетителей. Речь идет не только о Доме ученых или Военно-морском архиве, но и об активизации деятельности Музея истории Санкт-Петербурга в Румянцевском особняке, Музея истории материальной культуры, Владимирского и Ново-Михайловского дворцов. Последние могли бы открыться в рамках программы «Петербург дома Романовых».

Конный монумент Александру III на Конюшенной площади. Рисунок архитектора-художника Владимира Лемехова ("Студия 44")

Концепция предусматривает и создание новых музеев, в частности, Музея быта старого Петербурга. «Это не наша идея, она довольно старая», - признается Никита Явейн, - «но, тем не менее, она идеально подходит под нашу концепцию разнообразия общественных пространств. К тому же есть и подходящая для такого музея коллекция, и очень интересные инсталляции, раскрывающие суть Петербурга как города дворцов, так и дворов-колодцев».

«Желание есть, воля – не знаю»

Когда идеи Никиты Явейна и его коллег будут реализованы? Вопрос риторический. Сам архитектор говорит, что на это уйдет не одно десятилетие и предлагает действовать поэтапно, «по кусочкам», начиная с Коломны. «На все это нужна огромная политическая воля. Есть ли она – я не знаю», - говорит Никита Явейн. - «Желание политическое есть, но воля и желание – это очень разные вещи. Пока что я не вижу людей, которые готовы быть паровозами, чтобы все это за собой тянуть, тем более на такие проекты иногда уходит вся жизнь». Среди представителей крупного бизнеса Никита Явейн таких людей тоже не видит. «У многих до сих пор пещерное сознание, они мечтают о возвращении 1990-х, когда можно было что-то схватить или поделить», - отмечает архитектор.

Спортивно-оздоровительный "Лесгафт-парк" на ул. Декабристов. Рисунок архитектора-художника Владимира Лемехова ("Студия 44")

По словам Никиты Явейна, есть еще несколько важных проблем, которые мешают масштабной работе в историческом центре. Во-первых, порочная система многочисленных согласований. «В нашем городе практически ничего нельзя сделать в рамках существующих норм, в первую очередь пожарных», - признается Никита Явейн. - «Что бы ты ни делал, все равно, согласно нормам, надо половину домов снести: у школы должно быть три гектара, три часа инсоляции и точка. Самые дорогущие квартиры в центре, за которые платят по миллиону долларов, не соответствуют этим нормам и не могут быть согласованы, а то, что их все-таки согласовывают – это уже другой разговор».

Вторая проблема – качество современной архитектуры и общий низкий уровень тех, кто имеет отношение к решению глобальных градостроительных задач. О концепциях, предложенных другими архитекторами, Никита Явейн говорит с грустью, а иногда и с возмущением: «Честно скажу, за исключением, пожалуй, только Олега Орешкина из мастерской «А.Лен», серьезных людей я в этом деле не увидел. У Орешкина, может быть, и менее проработанная, чем у нас концепция, но в целом в его предложениях есть четкая позиция. Более или менее сносно было у «ГорПроекта», они просто сделали дайджест приемов благоустройства разных европейских и китайских городов. Но когда начинаешь примерять этот опыт к Петербургу, возникает больше вопросов, чем ответов. Что касается Литвинова из «Мастерской Литвиновых», то это, вообще, очень странная работа. Тоннели вдоль Невы – это за гранью моего понимания».

Рекреационная зона на северном берегу Мойки. Рисунок архитектора-художника Владимира Лемехова ("Студия 44")

 

Читать следующие части серии «Исторического эпицентра»: Никандров, Верхотин, Орешкин, Бритиков, Литвинов, Яковлев, Устинов.