В феврале забор, окруживший Апраксин двор, наконец-то демонтировали. Правда, уже через несколько дней снова вернули на прежнее место. Таинственные метаморфозы строительного ограждения служат отличной иллюстрацией взаимоотношений между властью и инвестором, компанией «Главстрой», от услуг которой думали было отказаться, но, как видно, не решились.

Реновация забора вокруг Апраксина двора. Фото Анны Башкировой Реновация забора вокруг Апраксина двора. Фото Анны Башкировой

Вся эта история с забором, то есть с реконструкцией Апраксина двора, началась в блаженном докризисном 2007 году. В моде были проекты финансово дерзкие, технологически изощренные и преимущественно иностранные. В те годы преобразить «Апрашку» доверили Крису Уилкинсону. Титулованный англичанин обошел в конкурсе своего соотечественника и экс-работодателя Нормана Фостера, предложив накрыть всю территорию рынка стеклянным куполом. Под рынком прорыть подземный паркинг. Здание Лениздата снести и обустроить на его месте площадь с видом на Фонтанку. Что ни говори, с гонором были времена.

Проект Криса Уилкинсона по реконструкции Апраксина двора Проект Криса Уилкинсона по реконструкции Апраксина двора

Сегодня грандиозный проект Уилкинсона воспринимается как романтический порыв футуролога. И дело даже не в деньгах. А в том, что как-то не задается у нас с фееричными кровлями. Золотая шаль Перро превратилась в тыкву второй Мариинки. Главный штаб накрыли на манер окраинного ТРК. Стадион «Зенит» на Крестовском по проекту Курокавы с надвигающейся крышей превратился в эффективный долгострой. К тому же в ходе историко-культурной экспертизы выяснилось, что «Апрашка» — памятник и снести там практически ничего нельзя. А это значит, что возможности девелопера по реновации территории существенно ограничены. КГИОП подал на «Главстрой» иски с требованием заключить охранные обязательства по корпусам Апраксина и пригрозил разорвать инвестиционное соглашение — компания заметила, что уже вложила в проект миллиард рублей и уходить никуда не собирается. Вероятно, из-за КГИОПа из проекта новой «Апрашки» выпал и дом Лениздата. Впрочем, исключение здания из состава комплекса ничего не изменило в его судьбе: оно никем не охраняется и предназначено к сносу.

Выходит, что новый забор вокруг Апраксина двора предполагает новый проект. В настоящий момент проект отсутствует. Власти сформулировали ограничения, согласно которым идеям Уилкинсона лучше остаться на бумаге, но не смогли предложить ничего взамен. Остается надеяться, что замешательство это временное. Ценность двенадцати гектаров «Апрашки» очевидна. Под эту потенциальную цену Смольный сможет навязать инвестору любые требования и все равно проект останется рентабельным. Дело за малым: городу остается понять, чего же он хочет. Пока этого не произойдет, забор останется на своем месте.