Йожеф Кадар. РОСФОТО, 5 марта — 7 апреля 2013

В РОСФОТО начала работу выставка Йожефа Кадара. Он известен не только как фотограф, но и как художник, график и скульптор, вечный экспериментатор, основатель Музея современного искусства в Венгрии.

Многие из своих фотографий Кадар делал во время путешествий по миру, а серии работ называл в честь посещенных стран и городов. На пленку он фиксировал впечатления о поездках, документировал образы, ведя собственный фотографический дневник памяти.

В экспозицию РОСФОТО вошло около сотни фотографий Йожефа Кадара, принадлежащих к трем сериям: «Иерусалим» (1979); «Индия»(1980–87), «Портреты» (1980–83). В первых залах чинные иерусалимские старцы в ослепительно белых одеждах смиренно вершат молитвенные обряды, строго глядят в объектив, закуривают сигареты и ведут непринужденные беседы на городских улицах. Религиозную сдержанность оттеняет серия работ об Индии – пыльной, дикой, живописной, со столетними старухами, тощими коровами и таксистами в обшарпанных драндулетах. Уличные дети радостно машут зрителю чумазыми руками; женщины в заношенных платьях бросают в камеру усталые взгляды; бедняк спит прямо на согретом солнцем асфальте, не замечая ничего вокруг. Детали складываются в единый пазл, колоритный и поэтичный.

На фоне двух самобытных и запоминающихся «национальных» серий несколько тускло выглядят «Портреты»: президент Жак Ширак на официальном приеме, фотограф Люсьен Эрве в зрительном зале, Клод Помпиду на светской встрече – бытовые фрагменты жизни знаменитостей первой величины и близких людей фотографа. Эти снимки интересны как документы времени, но взгляд на них долго не задерживается.

Тем не менее в контексте данной выставки разделение фотографий Йожефа Кадара на серии кажется не столь уж значительным. По сути, большинство представленных работ можно назвать портретами: разных стран – цивилизованных и диких, разных людей – замерших перед иконами, пожимающих руки на светском приеме или умирающих от голода на пыльных дорогах. Практически в каждом случае Кадар точно фиксирует и передает их сущность, оставаясь при этом беспристрастным наблюдателем, не вмешиваясь в жизнь, но последовательно и талантливо создавая ее портрет.