"Новые французские". Галерея дизайна bulthaup. 27 февраля - 31 марта 2013.

Rocky-Hyde-ColorFinal Консоль Rocky. 2012

Такого невероятного, как в последние три года, всплеска предпринимательской и творческой активности на ниве дизайна, и все это в условиях вялого экономического климата, на фоне общего евро-кризиса, Франция еще не знала. За сравнительно короткий период времени французская индустрия дизайна пополнилась таким количеством авторов, независимых лейблов и галерей, каких в стране не было более десяти лет. Примета времени – цеховая солидарность: со свойственной французам социальной общительностью и вытекающей отсюда склонностью к кооперативности (ведь «братство» - одна из ключевых ценностей жителей республики) креаторы всех мастей стали объединяться в творческие коллективы. Один из самых ярких примеров - ателье 5.5 Designers, которое было основано в 2003 году четверкой талантливых молодых людей, сплоченных идеалистическим стремлением перекроить силами дизайна меркантильное общество потребления. Еще один пример успешного функционирования творческого альянса в дизайнерском ландшафте Франции – нон-профитная организация VIA, название которой расшифровывается дословно как «валоризация инноваций в меблировке». Под крылом у Министерства промышленности и при поддержке авторитетных компаний-производителей эта ассоциация занимается консультированием и продвижением начинающих дизайнеров. Союзнические устремления французов в дизайне проявляются и буквально - на родственном уровне: в двадцатку самых влиятельных дизайнеров последнего десятилетия непременно вошли бы такие схожие внешне, но совершенно разные по темпераменту братья Ронан и Эрван Буруллек.

Впрочем, «антант кордиаль» не мешает французским коллективистам сохранять уникальный авторский почерк. Это доказывает основанное в 2012 году парижское дизайн-ателье La Chance, выставку которого недавно привезла петербургская Галерея Дизайна/bulthaup - в пику унылой, серой зиме и на радость эстетам. «Новые французские» - так называется экспозиция, которая объединяет разработки восьми дизайнеров, что замечательно - только половина из них являются выходцами Франции. По словам идеолога свежеиспеченного французского альянса, куратора выставки Жана-Батиста Сулети, «создание нового бренда – коллективная авантюра». Однако в то же время авантюра, тщательно спланированная. Жан-Батист Сулети (28) в прошлом - финансист, а его компаньонка Луиза Брегет (27) - архитектор по профессии. Несмотря на молодость лет, у Жан-Батиста и Луизы за плечами солидный жизненный опыт: они успели пожить в Индии и Китае, проектировали офисы в Лондоне и строили дома на Гаити, работали на ведущие люксовые бренды и запускали стартапы. Пока не встретили друг друга и не поняли, что их объединяет любовь… к ар деко. С этого все и началось.

borghese-hyde02-color Диван Borgese. 2012

Патриотично настроенные создатели La Chance ностальгируют по 1920-м, эпохе ар-деко - по их признанию, «золотому веку французского дизайна». В мебели эпитомой ар-деко стало творчество таких мастеров, как Жак-Эмиль Рульман («последний парижский краснодеревщик»), Жан-Мишель Франк (который в 1924 году работал с модным домом Hermes; в 2011 году французский бренд перевыпустил коллекцию мебели Франка) и Эйлин Грей (одна из первых женщин-дизайнеров, ирландка, прожившая большую часть жизни во Франции). Их проекты объединяет элегантность, внимание к деталям и добротные материалы - и в то же время рациональность и продуманность. Все это делает ар-деко таким привлекательным для лидеров La Chance. Объекты из их дебютной коллекции, показанной на выставке в Галерее Дизайна/bulthaup, торжествующе декоративны, но от этого они не теряют в функциональности и прагматичности.

Французских авторов, работающих с ателье La Chance, в первую очередь, Пьера Фаврессе, принято считать послами «Новой волны» французского дизайна. Таких «новых волн» во французской культуре было уже как минимум две. Исторически первой «новой волной» стал авторский кинематограф Франции рубежа 1950—1960-х годов, который творили молодые режиссеры-экспериментаторы - Франсуа Трюффо, Жан-Люк Годар, Эрик Ромер. Затем, уже в 2000-х, этот термин подхватил французский музыкальный коллектив, взявшийся за обновление французского шансона. Молодые дизайн-таланты Франции, вышедшие на сцену в новом тысячелетии, считают своей миссией возрождение французской декоративной традиции, раскрытие французского ДНК в дизайне, и все это с применением новейших материалов и самых передовых технологий. Потому и они вправе нести знамя «Новой волны».

climb-jekyll Стеллаж Climb. 2011

«Французскость» коллекции La Chance не в национальной принадлежности ее создателей (ведь далеко не все из них французы). Но, по словам Сулети, «французская коннотация очень сильна». Что же сообщает этим предметам, созданным интернациональным коллективом дизайнеров, истинно французский «флер»?

Ставя своей задачей современную интерпретацию французской орнаментальной и декоративной мебельной традиции, основатели La Chance собирают коллекцию из вещей утонченных, добротных, с ярким характером. Их идеал - самодостаточная роскошь, не уходящая во внешнюю эффектность. Предпочтение отдается благородным натуральным материалам – массивному дереву, стали, дутому стеклу, мрамору, коже, пробке, шерсти. Все восемь дизайнеров, стоящих за первой коллекцией La Chance, радикально отличаются друг от друга по стилю, но их объединяет сознательный подход к проектированию в эпоху перенасыщения рынков, мастерство ручной работы, современные экологичные материалы и методы производства.

Авторам La Chance чужда холодность концептуального дизайна. Они не против роскоши, но роскошь в их понимании – это непринужденность, богатство деталей и тепло человеческих рук. Старое и новое, цветное и монохромное, крупное и маленькое – все это сходится вместе в первой коллекции La Chance. Так, Жан-Батист и Луиза хотели раскрыть в дизайне идею контрастности, которая, как известно, отличает и французский национальный характер. Взять, к примеру, обеденный стол Magnum Пьера Фаврессе: хоть он и стоит на мощных ногах-цилиндрах из массивного дерева, увенчанный монументальной мраморной столешницей, благодаря металлической сетке, соединяющей верхнюю поверхность с ногами, выглядит он легким, почти парящим. На том же принципе строится и дизайн табуретов Tembo шведского коллектива Note Design Studio. Смело комбинируя металл, дерево и пробку, а также буквально нанизывая друг на друга контрапунктические формы, дизайнеры из Стокгольма создают вещи-тотемы, больше напоминающие скульптуры или африканские тантамы. Или вот еще пример: настольная лампа Tip Top американского дизайнера с японскими корнями Йона Тагаки - двойственность его происхождения проявляется и в дизайне. По форме минималистичная (в лучших традициях дизайна страны восходящего солнца), но в то же время технологически и конструктивно сложная (два абажура, насаженные каким-то неведомым образом друг на друга) – в чем проявляется уже, пожалуй, американская сторона личности дизайнера.

magnum-hyde Стол Magnum, Пьер Фаврессе

Вообще, тема контрастности – или двойничества - пронизывает всю дебютную коллекцию La Chance, которая, к слову, носит имя героев знаменитой повести Роберта Льюиса Стивенсона – «Jekyll&Hyde». Сулети поясняет, что призвать на помощь мифологию пришлось не ради придания этим вещам нарративности (в последнее время стало модно «рассказывать истории» через дизайн-объекты) и пущей концептуальности. Выбор темы для коллекции стал чисто коммерческим ходом. Жан-Батист и Луиза изучили рынок и пришли к выводу, что существует две целевых аудитории для мебели категории «люкс». С одной стороны, это энтузиасты, которые жаждут окружить себя яркими, смелыми, бескомпромиссными вещами. С другой стороны, потенциальный заказчик современной дизайнерской мебели может отдавать предпочтение объектам более скромным, приглушенных цветов. Жан-Батист заключает: «Для кого-то статусность – синоним чистых линий, монохромности и отсутствия китча. А для кого-то важно, чтобы все в интерьере притягивало взгляд, было ярким и вызывающим».

Чтобы удовлетворить пожелания двух потенциальных групп покупателей и дать им возможность проявить свою индивидуальность, коллекцию предусмотрительно выпустили в двух цветовых решениях: более жизнеутверждающая версия «доктор Джекил» (по аналогии с прототипом, героем Стивенсона) - она отличается глянцевыми поверхностями и яркими основными цветами, тогда как альтернативная линия «мистер Хайд» выполнена в более строгой, темной и монохромной цветовой палитре и натуральных материалах, таких как полированный металл и промасленное дерево. Идейные вдохновители La Chance ожидают, что линия «мистер Хайд» будет пользоваться наибольшим успехом в Европе, в том числе во Франции, тогда как программа «доктор Джекил» должна вызвать интерес в Азии, России и США, особенно в Майами и Лос Анджелесе, где предпочитают эпатажные вещи в стиле поп-арт.

tembo-jekyll Табуреты Tembo, Note Design Studio

Впрочем, партнеры из La Chance отдают себе отчет, что всю квартиру такими эмоционально активными объектами (особенно из линии «доктор Джекил») не оформишь, но с их помощью можно оживить жилое пространство, расставив в нем акценты. Такие объекты, по мнению Сулети, призваны «электрифицировать» интерьеры, которые не редко грешат излишней правильностью и стерильностью. Но у французских антрепренеров нет наполеоновских амбиций создавать из интерьера баухаузовский Gesamtkunstwerk – они просто хотят, «чтобы дизайн вошел в каждый дом». И в этом устремления французов сходятся с миссией принимающей выставку Галереи Дизайна/bulthaup. La Chance хотят всем и каждому, и дизайнерам, и потребителям, дать шанс – проявить себя.