Круглый стол «Библиотеки старого и нового формата: есть ли жизнь на Марсе?», организованный Центром дизайна и урбанистики Make It. Креативное пространство «Ткачи». 17 марта 2013 года.

Центральная городская библиотека в Миссури

Когда-то мы с гордостью называли себя самой читающей страной в мире. Конечно, в этом утверждении присутствовала известная доля пропаганды. Но нельзя не признать, что интерес к чтению в советскую эпоху был очень высок. Многие заходили в библиотеки в свободное от работы время, чтобы полистать свежие газеты и журналы. Чтобы взять на дом книги повышенного спроса, приходилось заранее записываться и ждать. Сейчас всего этого нет. Библиотеки пусты. Люди все меньше приобретают книг: зачем куда-то идти и что-то покупать, если все можно скачать в Интернете?

Падение интереса к книге — тенденция, характерная не только для России, но и для всего мира. В последние годы предпринимаются активные попытки спасти и модернизировать книжную культуру, утратившую прежний высокий статус в связи с массовым распространением телевидения, а затем и Интернета. Сначала надежды на ее возрождение были связаны с цифровыми технологиями. В этом направлении было проделано немало работы: художественную и научную литературу, в том числе и раритетные издания, теперь можно свободно скачивать, а книжные магазины и библиотеки распространяют не только книги, но и мультимедийные материалы. Электронная книга стала модным аксессуаром и атрибутом современного человека.

Однако несмотря на все усилия, интерес к книге не растет: библиотеки пусты, издание книг является заведомо убыточным делом, а чтению люди предпочитают компьютерные игры и просмотр роликов в ютьюбе. В связи с чем поиск новых путей к ренессансу книжной культуры идет довольно активно. Одной из наиболее популярных стратегий стало превращение библиотек и книжных магазинов в так называемое «третье место».

«Третье место» — это не дом и не работа. Там можно встретиться с друзьями, почитать и взять на дом книги, выпить кофе, посидеть в соцсетях. Если традиционная академическая библиотека предполагает уединение, где в тишине читального зала каждый работает над своей темой, то «третье место», напротив, предполагает образование сообществ и преодоление коммуникативных барьеров. Работа в этом направлении уже давно ведется за рубежом. В последнее время идеология «третьих мест» начала проникать и в Россию. Соответствующая проблематика обсуждается на мероприятиях разного уровня: от неформальных встреч единомышленников до университетских научных конференций. Одно из таких мероприятий состоялось в Петербурге 17 марта. Речь идет о круглом столе «Библиотеки старого и нового формата: есть ли жизнь на Марсе?», организованном Центром дизайна и урбанистики Make It в креативном пространстве «Ткачи».

С участниками круглого стола поделился собственным опытом гость из Финляндии Кари Лямся, директор самой известной публичной библиотеки Хельсинки. Учреждение, которым руководит Кари, совершенно не похоже на библиотеку в традиционном смысле этого слова. Для россиян, привыкших к библиотекам традиционного академического формата, совершенно непривычна атмосфера свободы, созданная Кари и его коллегами. «Разрывом шаблона» является уже то, что в читальном зале можно просто взять понравившуюся книгу с полки, не заполняя никаких требований и не отстаивая долгих очередей. Хельсинкская публичная библиотека предоставляет доступ к аудио- и видеоматериалам. Кроме того, здесь репетируют и записываются молодые музыканты.

Библиотека № 10 в Хельсинки, которой руководит Кари Лямся

За докладом Кари Лямся последовала дискуссия. Порадовало, что ее участники предлагали весьма конструктивные решения. Многие говорили о том, что в современном обществе упал уровень информационной культуры: подходы, методы и приемы работы с информацией, сформировавшиеся в «книжную» эпоху, утрачивают свою актуальность, а новых концепций и методик еще не появилось. В такой ситуации библиотека вполне могла бы стать местом встречи двух эпох и преодоления пресловутых разрывов между поколениями: люди книжной культуры могли бы приучить молодых к основательности и систематичности, а молодые — познакомить старших коллег с новейшими технологическими достижениями. Сочетание «книжной» систематичности и «интернетной» технологической продвинутости могло бы стать основой для информационной культуры новой эпохи.

Слушая, что говорит Кари Лямся, я не мог отделаться от ощущения о том, что где-то я все это уже слышал. Потом понял: он на современном языке говорит о том, что когда-то уже реализовывалось, причем небезуспешно, в нашей стране. В послереволюционные годы на селе открывались так называемые избы-читальни, обладавшие всеми признаками «третьего места» в современном понимании: там можно было отвлечься от работы, почитать книги, встретиться с людьми и получить новые знания. Позднее в городах и селах стали появляться клубы, организованные по аналогичной модели. В 1960-х годах в СССР появился еще один вариант «третьего места» — молодежные кафе, где проводились концерты, танцевальные вечера, встречи с поэтами. Многие из идей, сформировавшихся в те далекие времена, вполне успешно реализуются сейчас — вспомним хотя бы встречи читателей с авторами, проводимые в книжных магазинах «Порядок слов», «Буквоед» или «Фаланстер».

Изба-читальня в Бурятии. Фото 1930-х годов

После распада СССР и падения «железного занавеса» в нашей стране стали весьма популярными рассуждения о том, что именно из русской культуры мы можем продвигать на Западе. Увы, ни советская рок-музыка, ни нонконформистское искусство не смогли, за очень небольшими исключениями, обрести популярности среди западной аудитории. А вот сейчас, в связи с модой на «третьи места», у России, кажется, появился шанс стать законодателем моды. Тем более, что в российском библиотечном сообществе есть настоящие подвижники, которые мыслят реалистично, но делают при этом невозможное. Моя знакомая — библиотекарь с Камчатки (!) — пригласила в родной регион, где немецким мало кто владеет, писателя из Германии Эрику Риманн, чьи книги, кстати, никогда не были переведены на русский язык. Организовала встречу с читателями — преподавателями и студентами, изучающими немецкий. Встреча прошла на ура, нашелся даже человек, взявшийся книги этого автора перевести. Еще одна знакомая — библиотекарь, увлеченная польским языком и культурой, открыла центр польской книги в библиотеке родного Абакана. Инициативу поддержали польские коллеги, обеспечившие информационную и финансовую поддержку. Хочется надеяться, что опыт этих инициатив будет взят на вооружение.

В связи с ростом популярности «третьих мест», у России появилась возможность проявить себя на мировой культурной сцене в новом качестве. Настало время перейти от слов к делу, помножить наш энтузиазм на западные технологии и выдать новый и качественный культурный продукт.

Типовой проект для избы-читальни. 1930-е годы