Что тревожит рядового петербургского галериста на этой неделе? Вы не поверите — вопросы религии отчего-то занимают меня значительно больше, чем вопросы оплаты проданных работ.

2013_03_21_Chezhin Андрей Чежин. "Собор". Бромосеребряная фотография, тонирование, золотой спрей, ручная печать, 2001. Сourtesy AL Gallery

Вообще, по неудачному стечению жизненных обстоятельств мой личный религиозный дискурс далек от совершенства — я так и не смогла определиться, к какой конфессии мне хотелось бы принадлежать. Католикам я не могу простить смерть Джордано Бруно, у иудеев вечные заморочки с едой и субботой, идеальный протестант — Джордж Буш, прости господи, младший, индуисты — веганы, буддисты склоняют к ненужному мне просветлению, в мусульманстве вообще все сложно, особенно у женщин, а у православия есть церковь, которая на протяжении всей истории стремится слиться в противоестественном экстазе с государством. Но при этом я страшною любовью проникнута к католическим храмам, государству Израиль, протестантским трудовым ценностям, йоге, далай-ламе, орнаментальному декору, и иконе, изучению которой я от переизбытка чувств посвятила два года своей жизни.

С иконой же была связана вообще самая первая продажа в моей галерейной практике. Продвинутые парни из какой-то ОПГ дарили своему эээ… ну, скажем, руководителю работу фотографа Андрея Чежина из серии «Собор». Руководитель не то чтобы был фанатом искусства, просто тихонько собирал иконы. И его, человека, видавшего виды, и несомненно пребывающего в поле той самой профанно-хтонической религиозности, которой сейчас настойчиво бурлят неизвестные мне органы, почему-то ничем не смутила достаточно вольная трактовка главных иконописных сюжетов — Троицы, Богородицы или, к примеру, Распятия.

Поэтому для меня общая истерика вокруг проекта Icons категорически непонятна. Разве что у тех, кто бурлит, есть какие-то очень личные причины — как сказал один таксист, жена изменяет или дети, к примеру, курят.

Хотя, по идее, думать я должна совсем не об этом. С целью сохранения личной целостности думать надо о только что забронированной квартире на канале Навильи посреди города Милана, куда мы в начале мая отправляемся предъявлять миру русскую фотографию на Milan Image Artfair, где будут 250 галерей со всей Европы, а так же просекко, и капучино, и платья Max Mara за пятьдесят евро, и замшевые балетки за 25, и Музей Новеченто, и галдеж Порто Тиченезе, и теплые камни ночью перед Дуомо.

Знаете что, поедемте лучше с нами в Милан, и бог с ними, православными активистами, гомопсихозом и коридорами власти.

А Icons посмотреть надо обязательно — до мая как раз успеете. Хотя бы только из-за потрясающих работ Дмитрия Гутова. Когда их еще к нам привезут?