Комитет по благоустройству распорядился убрать все венки, которые развешаны или лежат поблизости от мест аварий на петербургских дорогах. «Город— не кладбище», — прокомментировал это решение представителям СМИ глава комитета Владимир Абраменко.2013_03_22_kenotaf

ART1 обратился за комментарием к Светлане Адоньевой — фольклористу, антропологу, доктору филологических наук, профессору кафедры истории русской литературы филологического факультета СПбГУ, ведущему научному сотруднику Российского института истории искусств. Вот как Светлана прокомментировала эту новость.

«Культ мертвых в истории и культуре восточных славян — тема огромная и, несмотря на интерес в этнографии к похоронным ритуалам, в археологии — к захоронениям, в фольклористике — к причитаниям, все еще недостаточно изученная. Практика погребения — одна из базовых, делающих общество человеческим.

Значимая смерть — смерть «культурных героев» (чиновников, писателей, артистов и др.) — представляется как безвременная, как случайность, что, видимо, подразумевает возможность отсутствия финала жизни как такового. Такая практика социального оформления события смерти обнаруживает изменения в области мифологии: представление о смерти как о безвременной предполагает идею вечной жизни. Когда мы слышали, что смерть наступила своевременно? Высокий общественный интерес к несчастному случаю, который делает эту тему обязательной для новостей массмедиа, обеспечен потребностью в постоянном подтверждении этой идеи. Первые строки новостных сводок всегда посвящены чьей-либо смерти-погибели.

Видимо, наличием этого представления можно объяснить появление новой традиции поминовения. Мемориалы устанавливаются не только на месте захоронения, но на месте безвременной, случайной гибели. Это хорошо известные всем россиянам придорожные «смертные» знаки — кресты, венки и фотографии на столбах и деревьях в том месте, где произошла автокатастрофа. Такие памятные знаки — кенотафы (пустые могилы) — поддерживаются и подновляются близкими погибших. Примечательно, что именно смерть на дороге, в пути отмечена таким образом. Метафора «путь жизни трагически оборвался» воплощена посредством пластического знака. Место гибели на улицах города отмечают цветами и горящими свечами некоторое время, до похорон или сорока дней, и делают это «дальние», не родственники.

Традиция посещать и отмечать цветами и свечами место гибели — постсоветский способ освоения идеи смерти. Смерть публична тогда, когда она случайна, когда она — погибель. Смерть как естественное окончание физической жизни человека изъята из публичного пространства города и из публичной речи. Традиция публикации частных некрологов забыта центральной прессой России».

Редакция ART1 совсем не против чистки города и обочин от кенотафов, но выступает также за почтение к сформировавшемуся актуальному культу мертвых.