Когда года три назад я впервые увидел фотографии Вадима Стейна, то его творческая география представлялась мне отнюдь не российской и уж тем более не петербургской. Возможно, я был введен в заблуждение подписью на латинице — Vadim Stein.

Но и подпись, ясное дело, не главное. Сочетание мастерства фотографа, фактуры моделей и какой-то нездешней, порой довольно жесткой харизмы фотографий скорее роднило работы Стейна с кадрами Лени Рифеншталь. Немец, подумал я.

Но Вадим оказался нашим соотечественником и к тому же почти моим соседом по мастерской. Мы познакомились, когда Вадиму позировала Ника — моя жена. Я не мог удержаться и взял у мастера интервью.

3

Митя Харшак. Вадим, правильно я понимаю, что фотография не является твоей основной сферой деятельности, что это такая параллельная история, которая не является основной работой?

Вадим Стейн. Видишь ли, тут ситуация двоякая. С одной стороны, это не является работой, потому что это не приносит мне никакого дохода. И это не хобби, потому что занимает основную часть моей жизни. Может быть, способ гармонично существовать с самим собой? Да, наверное. Но это точно не хобби и не работа.

М.Х. А вот интересно, почему это не приносит дохода? Ты осознанно дистанцируешься от коммерциализации в своей фотографии?

В.С. Ну, скажем так, ситуация такова, что да, действительно, я хочу делать то, что я делаю. И в этом направлении мне могли бы заказывать съемки, предположим, танцевальные коллективы. Но пока это невозможно, потому что все хотят получить съемку бесплатно. Но я не теряю надежды, что когда-нибудь найду своего заказчика.

М.Х. А ты не позиционируешь себя как фотографа, который снимает по заказу постановку, рекламу, жанр?

В.С. Я не то чтобы открещиваюсь от этого. Просто в этой области я могу выдать средний результат, на который способны тысячи других фотографов.

М.Х. Да, в жанре, в котором ты работаешь, я не видел ничего подобного. Ты можешь назвать кого-то из коллег в России или за рубежом, на кого ты не то чтобы равняешься, но тебе интересно, что люди делают?

В.С. За рубежом могу назвать. У меня есть безусловные ориентиры среди мастеров, уже ставших классиками танцевальной фотографии. Это Лоис Гринфилд (Lois Greenfield), Говард Шатц (Howard Schatz), Херб Ритц (Herb Ritts).

М.Х. Это наши современники?

В.С. Да, это наши современники, но чуть более  старшего поколения. Еще Майкл Папендик (Michael Papendieck). Мы с ним дружим, но он в Германии, и у него другая ситуация. Но тем не менее даже он сейчас зарабатывает деньги исключительно мастер-классами. Заказы от танцевальных коллективов приходят крайне редко. Из российских коллег мне трудно кого-либо назвать.

М.Х. В этом жанре не работают в силу того, что это невостребованный формат?

В.С. Да.

5

М.Х. Когда ты начал снимать свои серии? С танцовщицами, танцорами? С чего вся эта история началась?

В.С. Все очень просто. История началась довольно давно с того, что я, когда еще учился в реставрационном училище, пошел в кружок самодеятельности заниматься пантомимой. И эта группа потом переросла в профессиональный театр, в котором я семь лет проработал, — Театр пластической драмы. И там же я, кстати, научился ставить свет. То есть начал ставить свет именно в театре, а не в фотостудии. А сейчас моя жена — танцовщица. Мой последний подход к фотографии — это четыре года, из которых пару лет она была единственной моей моделью.

М.Х. А откуда появились другие модели?

В.С. Они просто видели работы, звонили.

М.Х. В основном это коллеги жены?

В.С. Сначала да, а теперь, когда я уже в Сети стал известен, мне звонят, пишут и ищут меня сами.

М.Х. Проявляют ли к тебе интерес издатели? Были ли какие-то публикации в России и в других странах, ну, кроме Интернета?

В.С. Скоро в Германии выйдет в свет большой альбом, где помещено много моих фотографий. Было еще несколько предложений, которые я отклонил, потому что они исходили от каких-то насыщенных коммерческой рекламой журналов. Я даже не помню, как они называются. Я просто не понимаю, зачем мне вообще там публиковаться. Все равно я этим не зарабатываю, и вряд ли мне это поможет.

М.Х. То есть ты оставляешь фотографию личным куском чистого искусства?

В.С. Я буду, конечно, очень рад, если мне за это заплатят деньги. Но именно за то, чем я занимаюсь.

8

М.Х. Насколько я знаю, ты дорабатываешь свои фотографии в компьютере. То есть ты не исповедуешь такой пуристский подход, свойственный многим коллегам, что фотография должна оставаться чистой фотографий, а компьютер — это зло?

В.С. Когда я снимал на пленку, я проделывал кучу операций при печати фотографии: прикрывал руками места, которые нужно высветлить, отдельно затемнял, менял растворы, чтобы уменьшить или усилить контраст, ретушировал, вытирал какие-то штуки. Компьютер или не компьютер, а просто сам факт вмешательства в изображение меня не останавливает и не пугает, потому что я воспринимаю фотографию как инструмент.

М.Х. То есть есть определенная цель, к которой надо прийти, а какими средствами к ней прийти — это уже технический вопрос.

В.С. Да.

М.Х. А на что ты снимаешь в основном?

В.С. В основном на 5D Mark II, который я арендую в студии, когда туда прихожу.

М.Х. То есть фактически у тебя своей студии на сегодняшний день нет и тебе проще арендовать технику вместе со студией под конкретную съемку?

В.С. Одно время я болел всякой пленочной техникой. У меня была карданная камера четыре на пять дюймов, куча объективов, всего-всего-всего. Этот период закончился, я все продал, и теперь не хочу обрастать ничем.

М.Х. А почему ты закончил тот период? Просто на сегодняшний день, как я воспринимаю пленочную фотографию, начиная от среднего формата и выше — это уже совсем такое редкое подвижничество.

В.С. Это становится с каждым годом все сложнее. Сложнее найти химикаты, сложнее найти пленку, и опять же кончается все чаще всего тем, что отпечаток нужно отсканировать и где-то опубликовать отсканированный вариант. Что хочу сказать — трудно это. И точно такого же результата я могу добиться другими способами.

М.Х. А ты выставлялся в галереях со своими фотографическими сериями?

В.С. Вот это вопрос печальный. Потому что у меня было огромное количество предложений выставиться, но мне часто просто не хватает финансов для того, чтобы напечатать нужное количество фотографий.

М.Х. То есть ты не закрываешь для себя возможность публичного показа?

В.С. Нет, ради бога. Просто если мне кто-нибудь поможет, я буду только рад.

М.Х. Ну хорошо, поставим галочку, что есть такая возможность. Спасибо!

Фотограф: Vadim Stein

Опубликовано в журнале «Проектор» №1, 2013.