Новый проект Константина Котова, пещера с сокровищами журнального искусства lebigmag на территории "Риззорди" — это история общегородского масштаба.

Недавно на территории Rizzordi Art Foundation открылась пещера с сокровищами журнального искусства. Но я бы не сужал пространственные координаты исключительно до пространства Риззорди. На мой взгляд, появление lebigmag, — а так называется новый проект Константина Котова, — в сфере культурной жизни это история общегородского масштаба.

2013_03_26_Kostya_Kotov_2 Константин Котов. Фото: Михаил Григорьев, ART1

Митя Харшак. Костя, расскажи, как началась затея с журнальным магазином, и что он представляет собой на сегодняшний день?

Константин Котов. Все началось с моей работы, в которой мы с тобой оба были замешаны (прим. М.Х. — наша с Костей журнальная история начиналась в журнале «Адреса Петербурга»). Я очень люблю журналы, мне очень их не хватает, потому что в нашей стране не так много по-настоящему классных изданий. Поэтому из-за границы я постоянно привозил себе понравившиеся. Дома собралась внушительная коллекция, и в какой-то момент она стала уже вываливаться из всех стеллажей. Это стало предпосылкой, чтобы завести такое дело. Потом я подумал — а ведь никто не привозит классные зарубежные журналы в Россию. Давайте это буду я!

М.Х. Когда открылся магазин?

К.К. Я бы не назвал это магазином. Это все-таки журнальный зал. Есть такое библиотечное понятие. Здесь все сделано для того, чтобы это было комфортным для чтения местом. Открылся он 19 сентября 2012 и работает в режиме работы лофта «Риззорди». Недавно открылся интернет-киоск, там читать нельзя, можно только заказывать журналы себе домой.

М.Х. Существует ли конкурентная среда в твоей сфере?

К.К. Журналы, которые я продаю, можно изредка кое-где увидеть. Но конкуренцией я это не назову. Мало кто занимается продажей зарубежной периодики целенаправленно и осмысленно. Я знаю, что в Москве есть ларек на Горбушке и в каком-то подземном переходе. По отзывам посетителей, это выглядит жалко, несерьезно, цены зашкаливают, а представлен в основном масс-маркет, которого у меня мало. Цвет европейского и американского печатного дела там отсутствует.

М.Х. Если я правильно понимаю, ты продаешь журналы о визуальных искусствах?

К.К. Да, визуальные искусства, дизайн и архитектура. Эти направления, на мой взгляд, должны быть самыми востребованными. Часто это журналы, которые публикуют эксклюзивную информацию, фотографии, и все это не дублируется в интернете. Прекрасно идут фэшн-издания, мода не в чистом виде, а вперемешку с современным искусством — очень органичный тандем. Эти издания пользуются наибольшей популярностью: о них спрашивают, заказывают, бронируют за месяц до выхода, а потом стоят в виртуальной очереди. Неделю назад я привез большой заказ из Лондона с очень хорошим набором изданий, сейчас они уже раскуплены. Архитектура и дизайн представлены серьезными брендами. В том числе Frame и Mark, а также журнал Elephant, посвященный современному искусству. Это все великолепные издания, которые довольно дорого стоят в Европе — 20 евро в Голландии и Германии, в Финляндии уже 25—27 евро.

М.Х. Что было самым сложным в налаживании контактов с зарубежными издателями?

К.К. С издателями контакт налаживается элементарно. В каждом случае получается по-разному. Но часто общаться нужно не с издателями, а с распространителями, а это сложнее, потому что распространителям не так интересно прощупывать новые рынки, они спокойно сидят на своем жирном европейском пироге и не торопятся бурно реагировать на мои предложения. Издатели в полном восторге, и готовы высылать журналы, но пересылать одно издание отдельно слишком дорого. Словом, есть ряд сложностей.

М.Х. Не случалось факапов с почтой?

К.К. С европейской почтой проблем нет, внутри Европы все ходит великолепно. Почта России, которой я пользуюсь для рассылки журналов внутри страны, работает, конечно, на порядок медленнее, но в общем надежно.

М.Х. Писал ли ты бизнес-план перед тем, как открыть магазин? Когда магазин должен выйти в точку безубыточности, какую прибыль должен приносить… Мне lebigmag видится как хорошая культуртрегерская затея, но не источник зарабатывания денег.

К.К. Я никогда не пробовал себя в роли предпринимателя и, наверное, никогда им не стану. Поэтому никакого бизнес-плана у меня нет. Есть просто большое желание делать что-то интересное, что нравилось бы мне самому и окружающим. Думаю, что все это может сработать очень неплохо. Меня вдохновляет мысль, что это такое просветительское занятие. Вероятно, это не принесет больших денег — аудитория у меня, конечно, очень ограниченная. Но пока я один на этом поле, я снимаю все сливки.

М.Х. Раз ты ввязался в историю с бумажными журналами, я делаю вывод, что ты не веришь в умирание бумаги и видишь, что у нее есть будущее.

К.К. Все эти разговоры о том, что интернет выживет печатные СМИ — глупость полная. Журналы, которые я продаю — это даже не совсем СМИ, а скорее отдельное искусство. Особенно в случае с европейскими изданиями. Журналы, которые представляют интерес для коллекционеров и любителей печатного дела, никуда не денутся. Об этом нам говорит и европейский опыт. Количество фэшн-изданий, выпускаемых в том же Лондоне, перекрывает весь наш печатный рынок. Дорогие, двухкилограммовые, толстенные, с огромным количеством дорогой рекламы и с эксклюзивными фотосъемками. Журналы о моде или современном искусстве в Европе стоят от 10 до 30 евро. У нас принято считать, что это макулатура за 100 рублей. Я верю, что раз уж мы смотрим в сторону Европы, то рано или поздно поймем вкус печатной периодики.