Главный по современному искусству о Владиславе Мамышеве-Монро, человеке и вертолете.

monroe_04

Прошедшие дни были омрачены, в первую очередь, известием о смерти Мамышева-Монро. Отдел новейших течений много с ним работал, мы его выставляли. Я помню, как мы были шокированы, когда он, переодетый в Мэрилин Монро, с оголенными плечами, появился на одной из первых выставок современного искусства в корпусе Бенуа. Трюк с переодеванием вообще очень актуален для современного искусства, несмотря на то, что ничего нового в нем нет — тем же занимались Синди Шерман или Гилберт и Джордж. Да и на любой Венецианской биеннале или Art Fair всегда есть пара фриков, переодетых в женский наряд — это часть карнавальной культуры.

Мамышев-Монро занимался современным искусством в чистом виде. Я помню его первые портреты членов политбюро — они были уморительно смешные. Он перевоплощался в Гитлера, Сталина, современных вождей — очень откровенно, не боялся ничего. У Владика всегда была опасность остаться актером в роли. Хотя актером он не был, а был именно перевоплощением. Очень сильная его серия — «Любовь Орлова».

Владика принимала и богема, и нувориши, которых развлекали эти переодевания. Его искусство не было пародией или развенчанием. Он показывал смешное, земное, случайное в виде «айкон» и, безусловно, с иронией. Он получал удовольствие не только от переодевания, но и от бытия в образе. Не знаю, Синди Шерман кайфовала так, как это делал Мамышев-Монро?

Вместе с Мамышевым-Монро ушла эпоха. Он был младшим в когорте «новых художников». Это Тимур Новиков нашел его и сразу понял, что Владик не просто мальчик со странностями. В склонности Владика переодеваться он увидел настоящей козырь в большой художественной игре. После смерти Тимура Влад стал по-другому работать, потом подолгу бывал на Бали и вот так трагически завершил свою жизнь. Сколько уже ушло художников Новой академии: Тимур Новиков, Вадим Овчинников, Костя Гончаров. Это поколение сходит со сцены эффектно и грустно. Искусство, которое они делали, похоже на вертолет, который шлет специальные световые сигналы, чтобы его не сбили. Но главное, что остов «вертолета» был ладно сделан. Это был важный и нужный мотив в современном российском искусстве 1990-х — 2000-х годов.