Главный по современному искусству о фотографе, который первым в стране стал снимать обнаженную натуру.

2013_03_28_Prihodko

Совершенно неожиданной для меня стала выставка Геннадия Приходько — человека шестидесятых годов, архивиста, фотографа, бытописателя. Он снимал все тусовки, пьянки и выставки питерского андерграунда, начиная с 1960-х. Всеобщий друг, помощник, он любил художников: Гаврильчика, Михнова-Войтенко, Дышленко. Он собирал их вещи, хранил их наследие, продвигал их книжки.

Сейчас мы знакомимся с Геннадием Приходько как с фотографом обнаженной натуры: Валерий Вальран и Жанна Телевицкая сделали его выставку в музее Анны Ахматовой. Гена оказался первым человеком, который стал снимать обнаженную натуру. И как мощно он это делал! Была великолепная линия ню у Александра Гринберга — его посадили в сталинские годы. В шестидесятые мало кто снимал обнаженную натуру, это было не очень понятно и прилично. А что вы хотите? Устинов снял редактора «Огонька» за опубликованную репродукцию картины Герасимова «В бане», думая, что это фотография, а не живопись. Такие были нравы.

Гена снимал натурщиц, жен своих великих друзей, по-своему мощно, сильно. Он стихийно проходил путь от Эдварда Вестона до Уокера Эванса. Я даже не думаю, что он их знал. Взгляните на фотографию: большое тело крупным планом, как гора или поле. Это архаическая тема плодородия — отождествление природы с женским телом. Несмотря на то, что Приходько шел одной тропой с Вестоном и Эвансом, он — своеобразный фотограф, с тягой к дремучему, природному, нутряному, но без хамства и «народного-блатного-хороводного»

На днях попытаемся принять несколько его работ в нашу коллекцию. Скоро Русский музей выпустит книгу, посвященную фотографии ню, там обязательно будут работы Приходько. Это художник, который заявил о себе и еще не раз заявит. Хотя он живет себе отшельником на природе, и ни с кем не контактирует.