Революция 1917 года. Театр выходит на улицу. Там его встречает спорт. Вместе они организовываются в новый жанр — массовое действо, временно решая проблемы и первого и второго. Освобожденный пролетариат организовано шевелит телами. Многочисленные ведомства подготавливают товарищей: знаменосцы и купальщицы, мужчины с ружьями и в трико, девушки с веслами, мячами и прочим инвентарем, - организованная компания двигалась сквозь город, сквозь архитектуру, рассекая, увлекая, шокируя. Как бы сказали про такую картину сейчас в паблике: «мы развлекались, как могли».

02-3.лисицкий.футболист-21-2 Эль Лисицкий. Футболист. 1922

На самом деле было и так, и по-другому. Многие мужчины просто любили футбол. Рабочие после смены гоняли мяч на ближайшем поле. Постепенно поле выравнивалось и обустраивалось. Так появились первые стадионы  – почти естественным образом. Но советская власть знала о волшебной силе спорта. Давая возможность молодым людям заниматься разными его видами, направив их к такому времяпрепровождению, она открывала и для себя выгоды крепкого здорового тела на службе государства. В Ленинграде, как и в других городах, стадионы создавались нескольких типов: рабочий стадион, общегородской и комплекс спортивного общества.

Спортивное общество – наследие царского режима. Занятие, которое изначально было присуще  лишь военным или энтузиастам, теперь распространяло свой военный энтузиазм пропорционально на все население. Динамичней всего в 1920-1930-е годы развивалось общество «Динамо». Сотрудники правоохранительных органов от ГПУ до КГБ создали в стране альтернативную спортивную реальность, медиасеть.

Стадионов «Динамо» по стране было построено несколько десятков, то есть в каждом крупном городе. В столице каждой республики СССР был «Динамо», это был, как правило, самый большой стадион, самый красивый.  А какие приемы устраивали в динамовских кафе, например в Киеве (арх. И.Ю. Каракис). Часто местный «Динамо» перестраивался, расширялся и получал более статусное имя  – республиканский.

Ленинградское «Динамо» было основано в 1922 году на Крестовском острове. В 1930-м проведен конкурс на проект комплекса. Победившие в конкурсе молодые архитекторы Я. О. Свирский и О.Л. Лялин создали спортивный городок  для разных видов спорта: тир, теннисные корты, хоккейное и футбольное поля, легкоатлетические площадки, пристани и сооружения для водных видов спорта. Реализован проект был лишь частично. В конце 1960-х годов ансамбль немного подправил С.И. Евдокимов. Из построенного в начале 1930-х наиболее интересным  является спортивное кафе «Грелка». Динамическая композиция из двух цилиндров первого и второго этажей, имеющих разные диаметры, достигает предела при врезании вертикального объема лестницы. Архитекторы достигли эффекта вращения здания – эту постройку можно назвать одной из лучших в городе, учитывая ее прекрасную сохранность. Сходите – посмотрите!

SONY DSC О. Лялин, Я. Свирский. Проект стадиона "Динамо". Фото макета

Иная ситуация была с заводскими стадионами. Металлисты, которые гоняли в футбол рядом с цехами на Кондратьевском проспекте, заказали себе стадион в мастерской Никольского. Александр Сергеевич тогда собрал вокруг себя группу молодых архитекторов. Все были из Института гражданских инженеров, с факультета, деканом которого он являлся. «МАН» - Мастерская Александра Никольского – была организована, в отличие от дореволюционной практики, на началах совместного авторства. Это, конечно, было громкое заявление, но имена помощников Никольского вошли в историю. Гальперин (не Леонид, а Владимир), братья Крестины, А.А. Заварзин, К.И. Кашин-Линде, который скрывал свое «Линде». Только про них, к стыду нашему, теперь ничего и неизвестно, кроме этого совместного участия.

Тут как раз из Витебска приехал Казимир Малевич со своими учениками.  Первым делом он отругал Татлина за то, что тот, организовав с Пуниным Музей художественной культуры, допустил там влияние правых Штеренбергов. Взяв власть в свои руки, Малевич стал делать из Музея институт. Одновременно он ввязался в художественную работу на Фарфоровом заводе. Начал преподавать рисунок для архитекторов  ИГИ. Там он продержался всего неделю, платили недостойно мало. С ЛФЗ Малевич тоже ушел быстро, но интересно, что везде дело учителя продолжали его ученики. В ИГИ поступил учиться Лазарь Хидекель, который с первых же лет показал экстра-класс работы с формой. Никольский оценил талант Хидекеля настолько, что пригласил его к совместной работе.

Так вот, все это лирическое отступление для того, чтобы сообщить, что первый заводской стадион в городе проектировали кубистический Никольский с супрематическим Хидекелем. Но был в этой компании и третий. Темная лошадка – Николай Демков. Это выходец с Голиции, родился подданным Австро-Венгрии,  учился в ИГИ, держался особняком, вырабатывая версию невиданного ранее русского Баухауза. Это станет понятным чуть позже, когда в 1930 откроют Дом культуры Ильича. Так вот, руководство Металлического завода  заказала этой троице стадион, который назывался бы «Красный спортивный интернационал» или сокращенно – «КСИ».  Под руководством Никольского создается проект во всех отношениях уникальный. Вместо того, чтобы оформить поле для заводских футболистов, архитекторы сделали универсальный стадион своего времени. Это сооружение новаторское: футбольное поле окружено легкоатлетическими секторами и беговой дорожкой, железобетонные трибуны с дерзкими консолями, прямой линией отчерчивают длинную сторону поля,  а на противоположной стороне  расположено здание клуба. Стадион открылся в 1928 году как арена клуба «Сталинец», который позже стал «Зенитом». Но чудо-стадион просуществовал меньше 10 лет. Завод стал расширяться и на месте стадиона построили цех, используя существующие железобетонные трибуны, которые глупо и тяжело было бы сносить. Так, кстати, и стоят сейчас их остатки, вмурованные в заводскую стену.

1-031 Мастерская А.С. Никольского. Проект стадиона "КСИ". 1928. Здание клуба. Фото на стекле.

Никольский поймал спортивную волну. В его мастерской проектировали стадион для завода «Красный путиловец» (архитекторы К.И. Кашин, Я.Я. Кетчер). Не сохранившееся до нашего времени сооружение частично было выполнено из дерева. Расположенное рядом с заводом (ул. Зои Космодемьянской) оно как бы продолжало цеховую структуру: корпус со спортивными залами располагался перпендикулярно корпусу с трибунами. Можно себе представить, что рабочие переходили из цеха, где отработали смену в цех, где теперь занимались спортом, все строго по методике А.К. Гастева.

Последним рабочим стадионом стал «Красный химик» завода «Красный треугольник» на площади Стачек. Такой странной формулировкой два завода-заказчика разделили славу. Здесь применение железобетонных конструкций было доведено до совершенства. Никольский в 1932 году создал каркас чаши трибун, внутри которого оставалось открытое пространство, трибуны как бы висели над землей. Под трибунами находились раздевалки и физкультурные залы. Проект был реализован частично: кольцо трибун осталось не замкнуто, а последующие перестройки продемонстрировали сомнения в способностях железобетона – открытые конструкции были заложены кирпичом.

1-051 А.С. Никольский. Проект стадиона "Красный путиловец". 1929

Стадионы 1920-х не были зрелищными сооружениями. Установка на вовлеченность пролетария в культуру не допускала, чтобы он засиживался на трибунах. Так хотел Пролеткульт, так строили авангардисты. В большинстве случаев трибуны располагались по прямой линии вдоль спортивного поля. Такая схема позволяла более активно использовать имеющееся пространство, осуществлять парады и массовые шествия. Линейность новых стадионов олицетворяла их связь с окружающим ландшафтом, «проходимость» сооружения вовлекала людей в процесс, показывала свой универсальный характер. Авангардный стадион возник как отказ от традиционной для зрелищных мероприятий формы – амфитеатра, полностью окружающего поле-сцену. Но к этой форме вернулись в начале 1930-х годов. Новыми ценностями стали: крупный масштаб, зрелищность, комплексность, олимпийские стандарты.

Таким, например, стал стадион имени Ленина, что на Петровском острове (нынче «Петровский»).  Это стадион имеет экологический негородской характер.  Хотя он находится в центре, окружающая зелень, островное положение говорят в пользу новых требований для спортивной архитектуры. Это уже не цеха для спортивной работы, это райские кущи, где дышится свободно и прыгается легко.

Первый стадион возник на месте «Петровского» в 1925, по проекту чеха - футболиста Алоиса Осиповича Вейводы. Спортсмены архитекторы не были редкостью для начала ХХ века – они знали толк, понимали функцию, лучше архитекторов, которые тогда еще смущались новых задач. А чехи так вообще спортивные пилигримы мирового значения. Стадион был футбольный, легкоатлетический, вокруг поля было бетонное кольцо для вело и мотогонок. Бетоновал, как его называли немцы, свидетельство о некогда популярном зрелище – гонках. Но быстро стало понятно, что двум зрелищам на стадионе не ужиться: зрителю было плохо видно поле. Так футбол избавлялся  от конкурентов.

1-061 Стадион имени В.И. Ленина. Ленинград. Фото 1930-х гг.

В 1933 году на проект нового стадиона провели конкурс. Проектировали его в дереве. Предложений было несколько, лежат они где-то глубоко в архивах, и не знаю, кто их видел. Реализовали проект Иосифа Лангбарда, который создал просторное сооружение, аркаду внешних опор снабдив динамическим стрельчатым зигзагом. Так в Ленинграде появилась центральная спортивная арена. Ее расположение, включенность в ансамбль невской дельты, показывает нам пример выхода стадиона на ведущие позиции в табеле о рангах архитектуры 1930-х.  Стадион пережил войну и был перестроен позже. Дошел до нашего времени в виде, задуманном в 1957 году архитекторами Н.В. Барановым, О.И. Гурьевым, В.М. Фромзелем.

Перечисленные стадионы не превышали в 1920-е годы по вместительности 20 тысяч зрителей. Обсуживались скромные масштабы заводских команд и небольших спортивных обществ.  Здоровая спортивная жизнь пока только декларировалась, не получая полноценной идеологической поддержки. Но время менялось стремительно.