Часть 2. Начало см.: Митя Козлов. Стадионы (часть 1)

В тридцатые годы наступило время больших стадионов негородского типа. Рядом с заводом заниматься спортом неэкологично. Надо ехать на окраину, к воде, к природе и там, в окружении масс, наслаждаться включением своего тела в природные и спортивные ритмы.

2-13 Стадион им. С.М. Кирова. Фото 1950-х гг.

В 1932 году Александр Никольский, находясь у руководства мастерской спортсооружений Ленсовета, получает задание на проектирование стадиона-гиганта с трибунами на 100 тысяч зрителей на Крестовском острове в Ленинграде. Также проектировались физкультурные площадки и парк. История строительства длилась более 20 лет, но основа проекта была заложена к 1934 году. Создавался целый физкультурный остров в 250 гектаров, стрелку которого венчал стадион, встроенный в насыпной холм. Проект стадиона и парка им. С. М. Кирова был реализован очень частично лишь в 1950-х годах, а в настоящее время находится на реконструкции, облик сооружения теперь полностью утрачен. Стадион являлся побратимом сооружений крупных европейских городов, подобные спортивные комплексы были построены в Берлине, Хельсинки, Флоренции, Вене и др. Такое строительство связано с Олимпийским движением, начавшимся именно в 1930-е годы.

Идея стадиона-холма была заимствована Никольским на Западе. В качестве источника можно назвать гигантские холмы американских стадионов и ландшафтную традицию стадионов Германии. В США в 1913 году насыпали холм стадиона Йельского университета. Подземные туннели этого стадиона, отлитые  из железобетона, по форме напоминают тоннели у Никольского. Насыпные холмы повторили в 1923 году в Лос-Анджелесе и Пасадене, таким образом, США стали изобретателем насыпных трибун в таких размерах. Но действительно, США больше интересовали размеры стадиона и дешевизна материалов.

2-06 Стадион Йельского университета. 1914. Архитектор: Чарльз Х. Ферри. Фото макета

В Германии первый большой стадион появился в том же 1913 году, что и в США. Кайзеровский стадион под Берлином был заглублен в землю. Этот особый прием, выделяющийся из типологического ряда сооружений. Без насыпных трибун стадион выглядел именно как понижение уровня земли. Трибуны не требовали такой вместимости как в США, поэтому могли быть небольшими по размерам. Такая ландшафтная форма просуществует недолго, уступив место насыпным трибунам, но игровое поле в Германии всегда располагалось ниже уровня земли. Стадионы-холмы в Кельне (1928), в Штутгарте (1929), в Кемнице (1930). Ландшафтные формы преобладают в германских стадионах

По размерам холм Никольского – американский, по обилию зелени – германский. Архитектура галереи верхнего яруса – имеет отношение к французским образцам. Железобетон Никольского в конце 1920-х годов – это взгляд на Пьера Луиджи Нерви и на его флорентийский стадион. Но в случае с Крестовским островом – с первого рисунка Никольского – это неоклассика, ар деко – ярче проявившее у французов.

В 1914 году Тони Гарнье в Лионе строит Stade des Sports Athletiques. Зеленый холм венчается сооружениями белого железобетона – это огромные арки, подобные триумфальным, аркады галерей, лестницы, лоджии. Здесь зелень изображает Грецию, а архитектура – Рим. Архитектура крепко стоит на земле.

Стадион в Бордо Жака Девельса также выглядит как архитектурное оформление ландшафта над заниженным в землю полем. Железобетонная пластика сооружения разнообразна. Самое сильное впечатление производят железобетонные паруса навеса над трибунами. Галерея вокруг верхней части зрительских мест проницаема для воздуха и света, но защищает от солнца и дождя.

2-07 Стадион Жерлан. Лион. Архитектор: Тони Гарнье. Фото 1920-х гг.

Галерея Никольского в первом варианте – крестовые колонны парусами поддерживающие бетонный навес. Вся конструкция тяжеловесна. Вторая версия – ажурные колонны из металла, похожи на соединения в Эйфелевой башне. Здесь французская цитата очевидна, хотя может напоминать и об «американских мостах» через Обводный канал.

В дальнейшем организация ансамбля Кировского стадиона и спортивного парка сравнима с аналогичной на Берлинском олимпийском стадионе. Несмотря на то, что вживую «Олимпию» Никольский увидит лишь в самом конце 1945 года, основная схема комплекса была очень похожа на работу Вернера Марха.

Начав с супрематизма Хидекеля и железобетонного конструктивизм а Нерви, Никольский переходит к органической классике, исполняя свой завет Ивану Фомину «разобрать классическую игрушку, посмотреть, что у нее внутри». Таковы этапы построения архитектурной формы у Никольского 1930-х: супрематическая оболочка, функциональная динамика, классические ансамбль и отчасти декор.

2-04 Мастерская А.С. Никольского. Проект стадиона им. С.М. Кирова. Фото макета. 1940

Ленинградские стадионы лучше всего себя чувствовали в 1950-1970-е годы. До войны не было необходимого снабжения и техники, а в 1990-х от этих сооружений уже ничего не осталось.  В архитектурном плане, все интересное было придумано именно до войны, и в этом тексте перечислено.  В 1930-х стадион стал ведущим архитектурных типом, и сложно представить себе сооружение тогда важнее, на землях от Лос-Анджелеса до Новосибирска. Если ведущим типом 1910-х был, например, вокзал, а 1950-х – аэропорт, то скачки актуальности от техники к спорту должны объясняться более высокой социальной озабоченностью явлением. Стадион оказался средоточием политического, экологического, социально-религиозного процессов. Кубертеновская идея о мирном способе решения мировых проблем, на некоторое время захватила государственные умы и позволила создать с потрясающим успехом и Олимпийские игры, и спортивную повседневность.  Правда, кончилось все новой мировой войной, олимпизм оказался утопией. Спорт занял свою небольшую, но уважаемую нишу.

2-11 Стадион им. С.М. Кирова. Фото 1950-х гг.

То, что происходит сейчас в спортивной архитектуре, сложно комментировать. Редко можно увидеть примеры хорошей модернизации старых стадионов: доведенные до плачевного состояния, они разрушаются, на их месте строят новые, имеющие мало отношения к архитектуре сооружения. Причина этого и в частностях российского бизнес-мышления, и в общих законах создания шоу-арен, которые теперь не те, что были в 1930-х. В эпоху медиа, архитектура стадиона не так важна, важнее обеспечить технические требования, транспортную логистику. Зритель со зрелищем всегда находят общий язык, будь то постановка  Эврипида или коррида. Архитектура же берет на себя роль картинно и пространственно отразить мнение заказчика (в положительном смысле) о прелести этого общения. Нынешний художественный образ стадиона варьируется в пределах фантазий о летающих тарелках или космических станциях на других планетах – изоляция объекта, необходимая функционально, достигла метафорического предела.