Вторая сцена Мариинского театра за последнее время стала излюбленной мишенью для критики, как взвешенно-профессиональной, так и оголтело-общественной. Все сходятся во мнении, что получилось плохо, но никто не предлагает решения, что же делать дальше с этими архитектурными чудесами.

01 Предложение творческого дуэта Clever's

На фоне всеобщей растерянности ART1 с радостью обнаружил позитивно-заряженную проектную идею петербургского творческого дуэта Clever's — архитектора Анны Ильиной и дизайнера Дмитрия Белова. «Радикальное операционное вмешательство уже вряд ли возможно, а вот косметическая процедура будет зданию весьма к лицу. Попытаться изменить внешний облик второй сцены Мариинки возможно. За основу взят образ задрапированной коробочки с сюрпризом, музыкальной шкатулки, театрального занавеса. Актер меняет платье и маску. Так же и театр — цвет и фасон внешней кулисы может меняться каждый театральный сезон. Технологически металлический каркас, легкое синтетическое полотно и монтаж на растяжках делают эту конструкцию простой в изготовлении и сборке. Полупрозрачный декоративный чехол не затеняет помещения и не портит вид с террасы, но позволяет изменить внешнее восприятие объекта», — комментируют авторы.

03 Предложение творческого дуэта Clever's

С точки зрения редакции, проект получился легкий и остроумный. Он одновременно лежит в плоскости нескольких смежных диисциплин — дизайна, архитектуры и актуального искусства. В связи с предложением Clever's можно вспомнить, как Христо укутывал здание Рейхстага в Берлине. Но в том случае это была исключительно художественная акция, а решение с паранджой для Мариинки еще и решает проблему неприятия горожанами внешнего облика здания. С другой стороны, крайне консервативная питерская градостроительная политика изначально ставит этот проект в ряд нереализуемых. Уж как-то слишком смеловато получилось для наших нерешительных широт.

reichstag-emballage-christo В 1995 году перед началом реконструкции художник Христо Явашев «упаковал» здание Рейхстага

А вот как прокомментировал проектное предложение Ильиной и Белова руководитель Отдела новейших течений Государственного Русского музея, наш колумнист Александр Боровский: «Я считаю, что у Clever's получилось весело и просто. Главный аргумент застройщиков в том, что внутренность нового театра и акустика очень хороши, и этим скроется вся бедность архитектуры. Но я не уверен, что это сработает. А вот идея упаковать театр в минималистские одежды, идущая, конечно, от Христо, мне нравится. Тут может удачно раскрыться идея сцены и занавеса, коробочки, секрета, связанного с театральной машинерией. Можно фрагментами снимать эту «драпировку» и показывать какие-то части фасада, менять цвет. Это живая история. Монументальная стекляшка — это грустно, и никто меня не убедит в том, что она может заиграть. А вот «театр теней за кулисами», видный снаружи, мог бы сработать. Причем затраты на это были бы невелики. Я понимаю, что на это никто не пойдет, так и будем упрямствовать в своих архитектурных неудачах. Специфика нашей культуры в том, что неудача съедается городом, он старается ее не замечать, а удача вызывает раздражение и непонимание».