19 марта Московский Музей Современного Искусства открыл ретроспективу Тимура Новикова, незадолго перед тем прошла выставка «Новые идут», посвященная творившему под его предводительством движению «Новые художники». В те же дни в опросе на сайте Colta Новиков был назван среди «переоцененных художников».

timur_1

Любые оценки сильно зависят от личности, «недооцененность» или «переоцененность» выступают в данном случае понятиями относительными, обозначая только то, что прилагаемый к явлению инструментарий и база концепций меньше, либо больше самого явления. Поэтому «недооцененный» в нынешнем контексте очень часто значит «недопонятый», а называть какого-то художника «переоцененным», - значит требовать смены парадигмы и указывать на то, что настоящая переоценка давно не совершалась.

Интересно, что имя Тимура Новикова прозвучало в опросе не один раз: художника посчитали «переоцененным» двое заметных деятелей современного искусства - московский арт-критик Екатерина Деготь и петербургский художник Петр Белый, различные во всем остальном. Так, Деготь противопоставляет Новикова — Илье Кабакову, для Белого оба названных «титана контемпорари арта» одинаково дутые фигуры. Если бы круг опрашиваемых был шире, то это мнение о Тимуре Новикове разделили многие не только в московском, но и в петербургском арт-комьюнити. Конечно же, упоминание Новикова связано с «инфоповодом», выставкой в ММСИ, но подтвержает, что имя петербургского художника по-прежнему продолжает звучать в Москве и значимо для столицы.

timur_2

Новиков обеспечил себе место в истории не только русского современного искусства, но и в том «международном контексте», постоянная оглядка на который выдает черты провинциализма. Прошедшие только за последние годы его выставки легко назвать по памяти: персональная экспозиция в Эрмитаже, «Неоакадемизм» в фонде "Екатерина", «Удар кисти» в Русском музее, и вот теперь «Новые идут» и большая ретроспектива в ММСИ. Еще на периферии остаются такие показы, как в Московском клубе коллекционеров в Архангельском. С годами искусство Тимура Новикова все больше становится «историей про деньги», пусть от этого хуже и не становится. Это естественный путь, который совершает наследие всякого большого художника после его смерти, и способ лучше всего утвердить величие искусства Новикова в глазах непосвященных.

Выходящие на художественную сцену молодые художники ощущают искусство Тимура Новикова как нечто давно прошедшее, как «драгоценный антиквариат», а представляемый им неоакадемизм большинство считает лежащим поперек дороги современного искусства. С другой стороны, современному Петербургу особо нечем похвастать: все сколько-нибудь заметные культурные явления происходят из наследия, оставленного Тимуром и генетически связаны с ним. Группировка «Протез» повторяет открытия «Новых художников» - ее основатель Игорь Межерицкий и самый заметный художник Григорий Ющенко это слабый раствор искусства «новых художников» и Олега Котельникова конца 1980-х. «Непокоренные» или «Арт-кухня» в лице группы «Утриш» берут за основу неоакадемизм в финальной стадии.

Семья, управляющая наследием художника, ревниво оберегает его память. На самом деле, сейчас судьба и искусство Новикова могли бы сыграть свою роль в современной ситуации. Толковать Тимура Новикова исключительно как gay artist непродуктивно, поскольку творчество всякого большого художника не сводится к моментам его биографии, но уверен, что в ближайшие годы по этой теме будут защищены, если уже не написаны, десятки дипломов и диссертаций.

timur_5 Тимур Новиков, Андрей Хлобыстин, Александр Медведев, Алексей Беляев-Гинтовт, 2001 год

Разобраться надо и с поздним Тимуром, времен издававшейся им газеты «Художественная воля», авторы которой любили позировать с топорами. Пафос позирования несколько снижал тот факт, что идейный орган борьбы с заразой актуализма был приложением к газете бездомных «На дне» (а на фотографиях вместе с Тимуром топоры держали Брайан Ино или чернокожий руандийский музыкант по имени Бэм, жившие в Петербурге). Но с годами детали забываются, и то, что было веселым дуракавалянием и игрой на грани фола, все чаще оставляет неприятный осадок. Знаменитая неоакадемическая акция «Сожжение сует» к 500-летию смерти Савонаролы, которая воспринимается в разных исторических контекстах, действует теперь в контексте сверхсовременном, где над выставками современного искусства проходят судебные процессы.

Умерший больше десяти лет назад художник не несет ответственности за использование своих идей в сиюминутных современных целях, но времена меняются, и от них невозможно более отгораживаться, используя «художественную игру» как аргумент, или же объяснять всё тотальной постмодернистской иронией. Это хорошо стало ясно еще в 2008 году при присуждении премия Кандинского одному из поздних адептов Новой Академии, салонному московскому художнику и реакционеру Алексею Беляеву-Гинтовту.

timur_3a Олег Маслов, Виктор Кузнецов "Триумф Гомера", 1997 год

До тех пор, пока все мы тем или иным способом не ответим на ряд вопросов, то есть не пересмотрим значение этого важного для Петербурга художника и его наследия в современной жизни, фигура и искусство Новикова будут вызывать сильные эмоции, причем все меньше и меньше связанные с его произведениями. А хорошее искусство Новикова такого не заслуживает. Какая бы горькая ирония ни была в таких словах, но в этом смысле Тимур слишком рано умер.