Советская архитектура 1960—1970-х годов в самое последнее время стала объектом внимания не только архитектурных критиков и исследователей, но даже передовых градозащитников. Сейчас понятно, что многие интересные и талантливые постройки рискуют просто не дожить до того времени, когда они смогут получить охранный статус. Поэтому, пока есть возможность, надо изучать и документировать их, объясняя, в чем ценность этой архитектуры. ART1 начинает серию публикаций о памятниках советского архитектурного модернизма в нашем городе, и приглашает других специалистов продолжить тему.

photo_138-141606

Петербург своей блистательностью обязан рекам – будь то Большая Нева или маленькая Мойка. Со временем про это обстоятельство забыли, и сейчас, кстати, город не имеет достойного современности морского фасада. Конструктивизм создавал жизненную среду вокруг промышленных зон, но был Дом Политкаторжан. «Стиль Сталин» оформлял магистрали проспектов, расселял элиты, но были и в нем ансамбли набережных при мостах Александра Невского, Володарского и др. После «оттепели» интерес к воде вернулся. Братья Васильевы обратили к Неве свой «Лучезарный город» на Свердловской набережной. Ярко выступил Евдокимов с приводненными ресторанами, остекленные террасы которых  собирали модный контингент в Петергофе, Зеленогорске, Приморских парках. Гостиницы «Москва» Гольдгора и «Ленинград» Сперанского – гиганты модернизма – все-таки решают вопрос скорее декларативно, занимая важные точки, а не гармонично организуя пространство. Самый масштабный водный проект 1960 – 70-х годов – Речной вокзал – не смог реализовать свою перспективу. В 2012 гостиницу «Речная» снесли, освобождая место под массовое многоэтажное жилье – это потеря большая. Угроза висит и над Морским вокзалом Петербурга. Итак, в градостроительном плане отношение к воде странное. Главное событие в этой архитектуре – гостиница  «Прибалтийская» Баранова и мастерской. Но при всем своем великолепии она стоит к заливу задом, а лицом к городу.

photo_138-141607Отдельно хотелось бы поговорить о Левинсоне. В паре с Игорем Фоминым они дали городу Дома на Карповке и на Петровской набережной. В обоих случаях береговая фантазия воплощена максимально. После такого ар деко стало ясно, кто в доме хозяин. У Евгения Левинсона есть Петроградка и Народная, Пушкин и еще раз Пушкин! Суперграфик, он стабильно выполнял много заказов, но я хочу остановиться на его послевоенном возвращении на Невские берега. Речь о Дворце культуры «Невский».

Невский ДК – один из первенцев функциональной архитектуры. Постройка ключевая в нескольких отношениях. Формат Дома культуры, брошенный в городе на 20 лет, на какое-то время снова стал актуальным, появилось направление развлекательной архитектуры. «Невский» начали проектировать еще в 1953 году, поэтому на высокий берег Невы Левинсон поставил простой греческий периптер, с базиликальным нефом по центру, до смеха копируя Биржу. Был заложен фундамент. Но Машиностроительный завод имени Ленина не построил тогда этот храм для своих рабочих. Прошло 10 лет – хрущевская динамика разгоняла сталинский стейт. И вот появились первые проекты, реанимирующие функционально-конструктивный метод. Левинсон проектирует новый ДК в 1964-м. Он возглавляет команду 15-й мастерской Ленпроекта, в которой тогда работал молодой Юрий Земцов.

Завод некогда спускал корабли на воду, теперь оставил зеленый берег Невы для парковой зоны. Дворец культуры обращен к заводу, к проспекту Обуховской обороны. Но фасад, обращенный к реке, тоже работает окнами на просвет, привлекая внимание с реки и с противоположного берега. На обрыве поставили бетонную стенку, и связать с водой ансамбль не получилось, спуск остался диким. Вокруг Дворца бетонное плато. Форма здания складывается из двух частей. Трехэтажное основание имеет глубокий  вестибюль – лоджию, паперть, воронку для тока посетителей.  Верхняя часть расположена с большим отступом от карниза и сбоку дает форму галочки. Это объем сценической коробки с механическим цехом, вечная проблема театральной архитектуры. Левинсон добавляет зеркальный, дублирующий объем под верхний вестибюль, превращая техническую необходимость в формальное достоинство – организует оригинальный двухчастный фасад.

Стены ДК изобилуют оконными проемами, обе части прорезаны вертикалями, что создает впечатление готической конструктивности. Узкие проемы, как витражная решетка, наполняют светом помещение, снаружи оставляя впечатление монументальности и замкнутости.

Корбюзьеанство Левинсона открывает новую эпоху. Изгибающаяся линия крыши предвещает революцию вантовой архитектуры. Следом появятся бассейны и спортивно-концертные комплексы с подвешенными крышами. У Белова появится типовой кинотеатр – а-ля «Невский». А пока Левинсон показывает ученикам прием функционального модернизма буквально на классическом фундаменте.

ДК стал знаковым для поколения Газаневской культуры, а теперь находится в запустении. Он слишком прост для современности, нужно поддерживать его внутренний лоск интересом, разнообразными материалами и функциями, чтобы легко было рассмотреть в нем образец, подобный театру в Вильнюсе, в Хельсинки или в других столицах, оценить потенциал не сноса, а развития.

SONY DSC