Илья Орлов «Без названия». AL Gallery, 11 апреля - 12 мая 2013.

orlov_01

Это четвертая крупная выставка Ильи Орлова. Предыдущие проекты - «Обводный канал», «Проселок», «Женевьева», - были чисто живописными, хотя жанру инсталляции художник с каждым разом уделял все больше внимания. И вот теперь проект, в котором инсталляция берет на себя главную роль. На этот раз художник словно бы в нерешительности не может дать ему названия, подписывает максимально определенный в пространстве и вещественный проект «Без названия», словно какую-нибудь выставку абстракции. Возникает подозрение, что автор сам не до конца решил, что он хочет сказать. В аннотации к выставке Илья Орлов пишет, что хотел изобразить быт и жизнь, которую ведет «трудноопределяемый субъект, каким видится сегодня современный представитель российской интеллектуальной среды, “образованного среднего класса” и городской богемы».

В двух как раз подходящих по размеру залах галереи воссоздан интерьер старой квартиры. Художник выступает в жанре тотальной инсталляции, оказываясь внутри которой очень важно выбрать правильное зрительское поведение. Нужна стратегия восприятия и локализации искусства: самым верным будет принять на себя знакомую по фильмам роль следователя на месте преступления и искать улики.

Галерея, которая расположена в квартире типичного петербургского дома на Невском проспекте, удивительно легко подверглась преображению. Настоящие квартиры, подобные устроенной в инсталляции Ильи Орлова, существуют в нашем городе до сих пор. Но на самом деле перед нами, конечно же, не просто частная квартира, а «музей-квартира» - особый жанр, хорошо знакомый, например, посетителям ежегодного фестиваля фонда «Про Арте». На это указывает и совершенно музейный колер стен — оливковые в первом, бордовые во втором зале, — и нарочитость в расстановке предметов и развешанных по стенам картин. Но главное — все здесь пребывает в состоянии остановившегося времени, как в музеях-квартирах.

orlov_03

Художник украшает свою инсталляцию и завешивает созданные им комнаты собственными имитациями классики западноевропейской пейзажной живописи — смутно узнаются голландцы, Лоррен, Ватто, Гюбер Робер. Обилие холстов самых разных размеров и форм говорят об искренней любви их автора к бидермайеру, которая проявилась еще в предыдущем проекте «Женевьева». В исполнении Ильи Орлова все эти художники и живописные мотивы получаются на одно лицо, и если по приемам они напоминают фотореалистические пейзажи Герхарда Рихтера, то по сути ближе к старательному подновлению безымянных картин из «Антиквариата».

Как ни посмотри, живопись не является сильной стороной художника Орлова. Перед нами знак живописи, концептуальный ход, которому в инсталляции самое место. Самая большая из картин вмонтирована в раму на место старого зеркала в прихожей. Оно как будто зеркальным отражением несуществующей картины в еще одной комнате расширяет пространство.

Планы воображаемых квартир постоянно чертил в дневнике живший в коммуналке Даниил Хармс. Можно вспомнить, как несколько лет назад в Русском музее на выставке искусства 1960 - 70-х годов «Время перемен» одним из экспозиционных аттракционов была инсталляция «квартирная выставка» с картинами художников-нонконформистов, развешанными в заставленной мебелью комнате. Илья Орлов конечно же держит в уме эту музейную выставку тоже.

Когда Илья Кабаков повторял в Москве на Винзаводе свой знаменитый «Туалет», то у него не получилось собрать все необходимые для инсталляции вещи даже по объявлениям, и часть предметов была куплена в ИКЕА. У Ильи Орлова почти все «аутентично»: все-таки культурный слой в Петербурге меняется медленнее и сохранился лучше, чем в столице. Новые, разве что, только два источника света, торшер и настольная лампа. Другая деталь в инсталляции устанавливает гораздо более прочную связь с реальностью, поскольку относится к области живого мира и природы. Это стоящие на окне фикусы и другие растения в горшках, - казалось бы, предельный символ мещанства. Только цветы на подоконнике одинаковы при любом режиме и политическом устройстве (чего не знал профессор Плейшнер).

orlov_11

Созданный Ильей Орловым интерьер нельзя однозначно назвать мещанским — скорее, такой интерьер типичен для советской жизни, в которой он возник путем долгих наслоений. Многие вещи и мебель, которой обставлены комнаты, сейчас можно даже назвать старинными. Здесь во всем обнаруживается своя правда жизни: почти так же выглядит мастерская художников Чернецовых на известной картине, или же комнаты у Павла Федотова. Заметно, что Илья Орлов внимательно прочел книгу Алексея Бобрикова «Другая история русского искусства», и она оказала на него большое влияние. Раннее передвижничество Крамского, живущее идеями упорного труда и долга, становится для него ориентиром в этом проекте.

Книжки на столе, на полке, у кровати, на подоконнике тоже подобраны со смыслом - в выборе художника есть иронический оммаж Институту свободных искусств и наук, родному для него учебному заведению. Место, которое должен занимать телевизор или компьютер, в интерьере отдано двум большим картинам, которые написаны на гофрокартоне со снятым верхним слоем, поверх гребенки, отчего изображение становится ребристым, начинает дрожать и расплываться, как на экране.

orlov_12

Выставка Ильи Орлова - высказывание про умонастроения современного общества. Что же хотел показать художник? Прежде всего, он утверждает: в Петербурге время по-прежнему ничего не значит. Действительно, наш город очень во многом продолжает оставаться заповедником, что каждый раз удивляет прибывающих сюда на «Сапсане». Но теперь настало время документировать заповедные черты, из них уже можно создавать инсталляции.

Реальность, созданная Ильей Орловым, состоит целиком из книжного знания и наполнена знаками культуры. Выдуманный художником обитатель этих комнат, хоть он списан с современной петербургской действительности и почти готов воплотиться в инсталляции, все равно остается "конструктом". Это про него говорят по радио: участник митингов, протестного движения, представитель «креативного класса» (этот социологический симулякр особенно раздражает петербуржцев).

Идейной интонацией проекта стала обиженность одной реальности, - той, где время утратило свое значение, на другую, в которой постоянно что-то происходит, и об этом известно только из передач «Эха Москвы». На заре горбачевской перестройки типичный петербуржец, поэт Александр Кушнер сочинил трогательное в своей наивности стихотворение «Московские новости», в котором описывает, как ему мил «шорох газетный» и «с каким наслажденьем» он ждет политических новостей из Москвы. Прошло двадцать пять лет, газеты сменил интернет, на повестке дня по всем признакам реакция и новый застой. А в Петербурге у времени просто не хватает сил идти, - вне зависимости от политики, само время становится анемичным, как жители города весной после затяжной зимы.

orlov_20

Для завершенности инсталляции не хватает одной маленькой картины, на которой вся комната была бы изображена целиком, дан ее вид со стороны. Точно так же ее автору не хватает метапозиции. Илья Орлов, похоже, думал высказаться в бескомпромиссном жанре памфлета, но вместо этого у него вышло перечисление несуществующих обид и мелочных придирок. Потому что сам он — такой же, как и герои его работы. И уходя с выставки, хочется снова бросить взгляд на превращенное в романтический пейзаж зеркало.