11 апреля, накануне дня Космонавтики, в прокат  вышел анимационный фильм «Ку! Кин-дза-дза». Событие примечательное по многим причинам, но в первую очередь благодаря тому, что автором картины стал не кто иной, как Георгий Данелия, один из крупнейших советских режиссеров, создатель таких фильмов, как «Я шагаю по Москве», «Афоня», «Мимино» и, конечно же, фантастической во всех смыслах этого слова комедии «Кин-дза-дза» (1986).

f_142695

Юмористическая притча «Кин-дза-дза» (не путать с её ремейком «Ку! Кин-дза-дза») появилась в те годы, когда Советский Союз ещё не распался, но идеология правящей верхушки уже вызывала среди населения серьезные сомнения и недовольство. История о том, как два добропорядочных советских гражданина посетили гнусную планету Плюк, понравилась зрителям, уставшим от красивой лжи, и почти сразу же стала культовой. А когда в стране наступил экономический кризис, и хозяева жизни в малиновых пиджаках наряду с разваливающимися автобусами превратились в неотъемлемую часть повседневной действительности, многие увидели в комедии о ржавых летательных аппаратах и неприкосновенных инопланетянах в малиновых штанах грустное пророчество о судьбах нашей Родины. Удивительный феномен «Кин-дза-дзы» заключался, впрочем, не в этом. Необычным стало то, что фильм о планете Плюк в галактике Кин-дза-дза, по многим своим характеристикам относимый к «арт-хаусу», в итоге оказался самым что ни на есть зрительским фильмом, вобравшим в себя лучшие достижения советского кинематографа: гениальных актеров (Евгений Леонов, Юрий Яковлев), сочетание тонкого лиризма с острой сатирой и, конечно же, остроумные диалоги, моментально разошедшиеся на цитаты.

Новость о том, что к замечательной советской комедии сняли ремейк, в свете последних «Джентльменов удачи» и «Иронии судьбы» выглядела, как минимум, пугающей. Слава богу, за создание новой «Кин-дза-дзы» взялся сам автор оригинала, а полюбившихся актеров заменили не современные кинозвезды, а мультипликационные образы. Так что святотатства не произошло, и ремейк Георгия Данелия имеет все основания быть замеченным и оцененным по достоинству.

Постапокалиптическая планета «Плюк» за последние четверть века мало изменилась: на ней  — всё та же социальная дискриминация и полицейский произвол, всё та же мертвая природа и разваливающаяся техника, всё та же деградация искусства и  нравов. Впрочем, к печальной картине добавилось несколько оригинальных штрихов, рожденных современным укладом нашего общества: торговля космической пылью и пиратскими миражами, анализ ДНК и говорящий робот. Ну и, конечно же, сами инопланетяне отныне выглядят не как люди, а как обычные «необычные» гуманоиды, благо анимация позволяет достичь этого эффекта без особых ухищрений. В общем, на планете «Плюк» — всё такое же полное и беспросветное «кю».

01

И, тем не менее, «Кин-дза-дза» — уже не та. Что-то в ней необратимо изменилось, причем изменилось так сильно, что просмотр мультипликационного ремейка заставляет скорее не смеяться, а предаваться грустным размышлениям о веке нынешнем и веке минувшем. Нет, Георгий Данелия не изменил себе: «Ку! Кин-дза-дза» — кино доброе, нравственное и остроумное. Но в то же время оно и беспощадное доказательство того, что современный мир, а вместе с ним и кинематограф утратили былую чистоту и наивность. На смену благородным и милым сердцу советским товарищам пришли новые герои, их полные противоположности: люди не плохие, но уже какие-то «подпорченные», живущие по другим правилам и принципам.

Вместо честного прораба и примерного семьянина дяди Вовы появился брошенный женой виолончелист с мировой славой и неимоверно раздутым самомнением, а робкого романтика студента Гедевана заменил ловкий Толик, подросток из провинции, мечтающий пробиться в шоу-бизнес. Для таких персонажей порядки планет Плюк оказываются не такими уж абсурдными: заносчивого дядю Вову по-своему даже приятно посадить в клетку, а предприимчивый Толик и до своих межгалактических приключений прекрасно знал, что такое «кидалово» и как с ним быть. В итоге сцена трогательного спасения харизматичных инопланетян Уэфа и Би на цветущей планете Альфа оказывается неуместной и попросту исключается режиссером из фильма. А отчаявшийся дядя Вова вместо проникновенных слов о том, что его молодой спутник доживет на чужой планете до изменений в лучшую сторону, с грустью констатирует «Ты молодой, ещё адаптируешься».

Что поделаешь: Советский Союз рухнул, а с ним ушла в небытие и утопическая мечта о том, что однажды мы построим коммунизм и всё, наконец, будет хорошо, правильно и честно. Вместо этого победил капитализм, а с ним и «цветовая дифференциация штанов», которая ещё недавно казалась такой смешной и нелепой.

Но, несмотря ни на что, Георгий Данелия оставляет шанс нашей маленькой планете и вместе с ней далекому Плюку, на котором неожиданно возникает крошечный Фитюлька — единственный ценитель настоящей музыки, а не жуткой какофонии, приводящей в восторг грубых чатлан и пацаков. Именно его мелодичный напев в конце фильма звучит из необъятного космоса, как ответ на неустанный вопрос прошлой «Кин-дза-дзы»: «Мама, мама, что мы будем делать?». Вероятно, искусство — это и есть то, что нужно делать, то, что спасет наш несовершенный мир от полного разрушения. И в этом смысле конец новой «Кин-дза-дзы» очень даже оптимистичен.

screenshot_1