Город солнца. Архитектура космизма. Выставка и серия лекций в Потерне Петропавловской крепости. 12 апреля — 12 мая 2013.

img_2025 Выставка "Город солнца. Архитектура космизма". Вид экспозиции

Наследие архитектуры советского модернизма — тема более чем актуальная. Так, в марте 2013 года в Венском центре архитектуры завершилась выставка «Советский модернизм. Неизвестные истории. 1955-1991», а в самой популярной соцсети России «Вконтакте» есть паблик «Совмод», где более пяти тысяч подписчиков лайкают фотографии железнодорожного вокзала в Луганске или крематория в Киеве. На недавно прошедшей в Петербурге архитектурной биеннале с лекцией о литовском модернизме выступал Лютаурас Некрошюс. В ногу с трендом идет и ART1, публикуя серию очерков о ленинградском модернизме. В Москве активисты защищают от сноса станцию техобслуживания автомобилей на Варшавском шоссе Леонида Павлова. Все того же Павлова архитектурные критики в опросе на colta.ru дружно признают недооцененным. В общем, тема на подъеме. Тем удивительней, что с первой обширной, хотя бы по количеству фотографий, выставкой искусствоведов обогнало околополитическое движение «Суть времени».

Выставка «Город солнца, архитектура коммунизма» сделана по следам работы французского фотографа Фредерика Шобена. Чего авторы совершенно не скрывают. Главный редактор журнала Citizen K объехал бывшие советские республики, чтобы отснять «космическую» архитектуру. Получившиеся фотографии изданы в почти трехкилограммовом альбоме-бестселлере «CCCP: Cosmic Communist Constructions Photographed» издательством Taschen. Эта книжка передает понятное удивление иностранца, вдруг обнаружившего жизнь на Марсе. Непонятно, почему с собственным наследием мы находимся в похожих отношениях.

В потерне Петропавловской крепости собрано порядка ста фотографий. Снимки не художественны, скорее иллюстративны. На каждый объект приходится один-два кадра. Репрезентация проектов апеллирует исключительно к эмоциям. География объектов обширна, художественный выбор беспорядочен. Посредственный необрутализм соседствует с брутализмом оригинальным. Поставить в один ряд министерство транспорта в Тбилиси архитектора Георгия Чахавы и гостиницу «Русь» на Артиллерийской улице в Петербурге, по меньшей мере, странно.

img_2090 Выставка "Город солнца. Архитектура космизма". Вид экспозиции

Впрочем, объяснить странности в выборе работ можно, если учесть, что глава проекта Владимир Иванов — филолог, а по совместительству краевед. Подход, которым он руководствуется, не предполагает особенной рефлексии: главное, чтобы это могло вызвать удивление у непросвещенного зрителя. В краеведческой выставке нет ничего плохого, даже наоборот. Смущает прививка идеологии в лице Сергея Кургиняна и его «сути». Тем более, что фотографии экспонируются в помещении музея истории города.

Идейная часть представлена на выставке текстами, которые рассматривают советский модернизм как часть русского космизма. Работы брежневских архитекторов здесь наследуют идеям философа Николая Федорова и его программой воскрешения мертвецов. Когда я спросил у одного из архитекторов, чьи проекты представлены на выставке, каково ему оказаться в таком контексте, он только смущенно хмыкнул. А мог бы и покрутить пальцем у виска.

Чтобы понять, как работает мысль у идеологов выставки, не надо быть Виктором Пелевиным. Все проще. Скажем, есть здание президиума РАН — тяжеловесный, монументальный, сложносочиненный объект. Про который довольно сложно что-то понять хотя бы потому, что он такой один. Так вот к этому смутному объекту привязывается некий не менее смутный текст. И вдруг все проясняется! Оказывается, это формообразование исходит из космических устремлений советских людей, откуда же еще.

Возвращаясь с выставки, я по-новому оценил павильон станции метро «Горьковская». Тоже ведь летающая тарелка. Наверняка найдется кто-нибудь, кто увяжет ее формы с космическими устремлениями россиян начала XXI века. Может быть, лет через пятьдесят.