К стыду своему должна признаться, что я ни о чем, что касается искусства, специально на этой неделе не думала.

img_1742 Фрагмент инсталляции Ильи Орлова "Без названия" в Al Gallery

В моей жизни после монтажа произошло одно событие – открытие новой выставки в галерее, довольно занятно резонирующей в настоящей момент. За этим резонансом я пока с интересом наблюдаю, не делая выводов и не развешивая ярлыков.

Поэтому я провела опрос.

Все, кого я опрашивала, дико страдают от провинциальности петербургской культурной жизни и страшно ждут Манифесту – вот она-то, думает всякий околокультурный петербуржец, встряхнет наше болото, разведет круги по воде и поднимет со дна тонны питательного ила, которому имя актуальное искусство.

Манифеста для петербургского культурного обывателя есть символ обновления и очищения – придет воинство не наших кураторов и художников, очистит болото от скверны и превратит его в животворящий поток. На самом деле, просто придет профессиональная команда, которая будет профессионально же работать в режиме 24/7, грамотно подавать информацию и любые, даже самые невзрачные, казалось бы, события обретут радужный налет Евросоюза и заиграют красками актуалочки.

Я это, собственно, к чему — настало время обличения пресс-служб.

На днях один дружественный редактор, утративший значительную часть разума при сдаче очередного номера, с грустью говорил о качестве подаваемого материала. Мол, большая часть релизов безграмотная, меньшая – бессодержательная с претензией на интеллектуализм. Редакторы отделов культуры, конечно, склонны оправдывать пиарщиков культурных институций – мол, зарплаты у них маленькие и перспектив никаких. Но на мой заинтересованный взгляд, проблема традиционно упирается в отсутствие кадров. Ведь несмотря на то, что вузы стали выпускать на рынок труда несметные толпы специалистов по связями с общественностью, специалистов как таковых на этом рынке можно опять же пересчитать по пальцам – однодневный тренинг «Учимся писать релизы» может озолотить любого коуча из среды профессионалов PR. А перспектива – ерунда, в любой сфере она генерируется в самостоятельном режиме.

И еще вот. Мы все, люди искусства, сильно уважаем профессиональное арго. Не кривляясь, скажу правду – за ним реально легко скрыть отсутствие мысли, не теряя лица. На раннем этапе своей трудовой деятельности я страдала этим не то, чтобы сильно, а прямо очень. Из моих двадцатиминутных интервью страдальцы из телевизора с трудом исхитрялись склеить сорок секунд понятного текста. Потом редактор издания, в которое я писала, как-то сказал: «Лиза, вы в одном тексте употребили слова парадигма, сингулярный, предикат и апперцепция. Вы хотите чтобы нас читали только художник и его мама?» Теперь я, конечно, стараюсь, чтобы наши релизы были похожи на сказки Бажова и пребываю в бесконечной битве с кураторами за доступность изложения мысли. Ведь редактору, к сожалению, бесконечно наплевать на ваш гипертрофированно развитый вокабуляр. Он хочет быстро и по возможности легко сделать на основе релиза, например, анонс. Потом прийти на выставку и убедиться: да, мол, все как есть написал, ай да я, ай да сукин сын.

Поэтому если вдруг, дорогие товарищи пиарщики, случилось невероятное и все двадцать изданий рвут вас на части ради пресс-релиза, а куратор включил динамо – расскажите простыми словами в теле письма о том, чем так прекрасен ваш художник. Не выдумывайте никакой субверсивной аффирмации. И будет вам счастье и слава в массах. Ибо есть только пять минут в контексте вечности, чтобы выстрелить. И в эти пять минут все должны вас понять. Иначе все наше хваленое культуртрегерство превращается в индивидуальную мастурбацию головного мозга.