Профессор архитектуры Университета Аалто Антти-Матти Сиикала — председатель совета директоров и партнер финского архитектурного бюро SARC Architects. Он отвечал за реализацию таких крупных проектов, как Tapiola Garden City в Эспоо и здание Министерства финансов в Хельсинки. ART1 профессор Сиикала рассказал о финском характере в архитектуре и любви к стеклу.

2013_04_19_Siikala Антти-Матти Сиикала выступает с лекцией на IV Архитектурной биеннале в Этнографическом музее

 

Митя Харшак. Финские дизайн-бренды сейчас известны далеко за пределами Финляндии. Финский дизайн поддерживается правительством страны. Выставки финского дизайна проходят по всему миру, от Америки до Японии. Можете ли вы сказать, что на сегодняшний день есть и бренд финской архитектуры? Или сегодня она не имеет национальности?

Антти-Матти Сиикала. Очень хороший вопрос. Скажем так, у нас была современная финская архитектура.

М.Х. Да, но это было во времена Алвара Аалто.

А.-М.С. Есть некоторые примеры, которые очень сильно связаны с природой финского национального характера и даже с настоящей природой. Но в целом, я думаю, финский архитектурный вектор развития состоит в том, как архитектура подходит к людям. Раньше она была более эстетически ориентированной, в наши дни она не формирует своего четкого бренда.

М.Х. Сейчас дело скорее в подходе?

А.-М.С. Да, я бы сказал так. Но правда также в том, что в современном мире, где есть медиа, архитектура сильно отличается от того, чем она была 30–40 лет назад. Вот почему она сегодня интернациональна по факту. Сегодня мы не дожидаемся момента, когда здание будет построено, чтобы говорить о нем. Мы больше не говорим о зданиях, мы говорим об архитектуре, которую видим на фотографиях или 3D-моделях. Когда здание построено и начинает свою жизнь, часто оказывается, что оно устарело, как только было построено. Строительство ведь может продолжаться годами, первые скетчи и рендеры делаются за 3-5 лет до постройки здания. А люди жаждут быть поражены, удивлены новой архитектурой.

tkp_fmc-offices Бизнес-центр TKP/FMC в Хельсинки по проекту SARC Architect

М.Х. Венецию, Рим и другие старые города мы любим потому, что архитектура там стареет очень красиво, природные материалы — камень, кирпич, дерево, штукатурка — с годами становятся все лучше. Но стекло и сталь по своей природе должны всегда выглядеть новыми и свежими, как будто здание построено только что. Что вы думаете о современных материалах, которые используются в строительстве? С какими материалами вы любите работать?

А.-М.С. Мне лично всегда нравилось стекло за его формообразование и другие возможности. Например, стекло может быть прозрачным, полупрозрачным, матовым и так далее. Но для меня сейчас нет материала, который был бы лучше других. Хотя, конечно, его выбор зависит от концепции и идеи. И конечно же, от контекста. Архитектура всегда предназначена для определенного места, определенного ландшафта и существующего архитектурного окружения.

М.Х. Вы чаще работаете с государственными или частными заказчиками? Есть ли разница в подходах?

А.-М.С. Ну, частные заказы лучше оплачиваются.

М.Х. Да, это очевидно. Но, возможно, госзаказы предполагают больше ответственности или больше связаны с общественными пространствами?

А.-М.С. Не обязательно, но в государственных проектах в Финляндии у архитектора, как правило, достаточно времени на проектирование и принятие решений. Иногда в частных заказах время на проект ограничено. Из-за этого, конечно, возникают проблемы. Но заказы на градостроительное проектирование и общественные пространства возможны и в частном порядке. Не вижу больших различий.

М.Х. Вы участвуете в архитектурных конкурсах?

А.-М.С. Да, мы участвовали в нескольких.

М.Х. Это приносит вам новые заказы? Или это больше относится к сфере пиара?

А.-М.С. В начале нашей карьеры это было важно — получить хороший заказ. Сейчас мы больше не участвуем в мелких конкурсах, где задачи небольшие, даже если они интересные. Есть некий временной лимит, который мы можем себе позволить потратить на проект. В настоящий момент мы готовим очень сложный комплексный проект на строительство больницы в довольно крупном конкурсе.

rantatie-business-park Бизнес-парк Rantiatie в Хельсинки по проекту SARC Architects

М.Х. Сколько человек в вашей команде?

А.-М.С. Нас пятьдесят.

М.Х. По финским меркам — довольно большая студия.

А.-М.С. Да, мы одна из самых крупных студий.

М.Х. Но вы получаете заказы не только из Финляндии, но также из других стран?

А.-М.С. Мы делали One World Pavillion на Всемирной выставке в Ганновере в 2000-м году. Но 98% процентов наших заказов – в Финляндии.

М.Х. Насколько сильна конкуренция между финскими архитектурными студиями?

А.-М.С. Представителей нашей профессии так мало в Финляндии. Все знают друг друга. Конкуренция не очень высокая.

М.Х. Всем, кто есть на этом рынке, хватает заказов? Вам не приходится драться за них с коллегами?

А.-М.С. Молодым студиям бывает трудно влиться в среду, чтобы начать получать заказы. Но когда вы уже утвердились на рынке, получить работу уже не так сложно. Мы занимаемся градостроительным проектированием, жилищным строительством, проектируем университеты, офисы. Мы как бы разделяем наши компетенции. Может настать время, когда мы не захотим проектировать жилье, а захотим заняться чем-то другим.

М.Х. Мне кажется, Петербург и Хельсинки похожи с точки зрения градостроения. Я имею в виду исторический центр. У нас в Петербурге это предмет широкой общественной дискуссии – имеют ли девелоперы право строить новые здания в историческом центре. Что вы об этом думаете? Должны ли мы охранять исторический центр от новых построек или в нем может появляться радикально новая архитектура?

А.-М.С. Я бы сказал, что стоит сохранять исторический центр, но разрешать появление новой интересной архитектуры вокруг него. Случается, что необходимо заполнить кусок исторической части города. Но я бы сказал, что пока соблюдается высотность, можно строить и что-то современное, но соблюдая иерархию. Исторический центр — это не место, чтобы кричать, нужно говорить тихо.

М.Х. Что вы думаете о роли архитектора в современном обществе? В эпоху модернизма такие люди, как Алвар Аалто, были национальными героями, их значение в обществе было очень велико. Ситуация изменилась сегодня или архитектор по-прежнему несет в себе демиургическое начало?

tapiola Отель Sokos в Tapiola Garden City, Эспоо

А.-М.С. Нет, определенно нет. Сейчас архитектура в значительно большей степени это командная работа. Конечно, архитектор — один из хранителей, ключевых лиц этой команды. Но современный мир гораздо сложнее, чем он был во времена Аалто. Он был великим архитектором, но я бы сказал, что значение профессии архитектора изменилось. Конечно и сейчас есть архитекторы, подобные рок-звездам. Но мы работаем иначе.