Александр Шишкин-Хокусай «12 звуков тела человека». Галерея Марины Гисич. 17 апреля — 1 июня 2013.

01_shishkin

Список театральных премий и спектаклей художника Александра Шишкина в несколько раз превышает список выставок современного искусства, где он выступает под именем Шишкин-Хокусай. В Петербурге его первая персональная экспозиция состоялась в 2010 году, и имела характерное название «Неизвестный Шишкин».

В составе арт-объединения «Галерея “Паразит”», художники которой во главе с Владимиром Козиным годами трогательно пестуют свою недооцененность, Шишкин-Хокусай регулярно участвует в групповых выставках в «Борее». Затем был выдвигавшийся на премию Кандинского проект «Соки света» в 2011-м, и «Головной отдел» в галерее «Комната» при театре Школа современной пьесы в Москве в 2012-м. Там художник выставлял объекты, созданные по принципу вертепа — подсвеченные теплым светом мизансцены разыгрывались внутри больших голов странных существ. Теперь в галерее Гисич экспонируются совершенно новые работы Шишкина-Хокусая, - серия кинетических объектов «12 звуков тела человека».

03_shishkin

Среди предшественников механического театра, который разыгрывается в работах художника, критик Валентин Дьяконов в тексте к выставке вспоминает Уильяма Кентриджа, чья «Подготовка “Флейты”» была на ретроспективе в московском «Гараже» два года назад.

Прежде всего рядом с работами Шишкина-Хокусая появляется тень отца всего современного искусства Марселя Дюшана. Это не только чертежи и схемы «Большого стекла». Еще в 20-х годах он научил наблюдать гипнотическую красоту линий на вращающемся картонном диске, назвав его роторельефом и превратив известный рекламный трюк в новую форму скульптуры.

Шишкин-Хокусай вместе со зрителями своих работ наслаждается нескрываемой красотой механики. Все детали выполнены в точности по эскизам художника, поэтому даже в кулачке или противовесе чувствуется законченная художественная форма. Каждый объект обладает индивидуальным временем, совершая цикл движения со своей скоростью.

05_shishkin

Разыгрывая сценки и заставляя фигурки двигаться, художник сам определяет облик и поведение «актеров». Для кинетических объектов на выставке важно, что все это истории про жизнь, про какой-то странный, но очень знакомый быт: кастрюля борща на электроплитке, таз на кровати, бутылка кефира рядом с огромной таблеткой... В желтом свете лампочки заключена вся тоска неприбранной вселенной, которую изображает Шишкин-Хокусай.

В одной работе женщины, словно со знаменитой фотографии Хельмута Ньютона «Идут», корчат гримасы, едят, писают. В другой, не стыдясь, бодро совершает фрикции герой, обозначенный бородой и темными очками, в точности как у самого художника.

14_shishkin

Реализм в сочетании с метафоричностью меняет масштаб происходящего и выводит его на универсальный уровень, - именно так действует театр. Герметичны сюжеты механического диптиха «Лес», - сдвоенный объект напоминает иллюстрации к алхимическим трактатам, но скорее перед нами две театральные сцены вне контекста: в одной обнаженная фигурка с мечом около дерева, в другой разверзается земля и тот же герой парит посреди каких-то вагнеровских обломков.

Очень интересно наблюдать Шишкина-рисовальщика: из-под руки художника выходит клубящееся рисование, сдерживаемое размерами изображения. Кажется, непростой и очень культурный рисунок берет свое начало в маниакальных занятиях школьника, - одновременно характерном и неумелом рисовании шариковой ручкой в тетради в клетку. Не останавливаясь на стадии эскиза, как это происходит в театральных работах, здесь Шишкин-Хокусай демонстрирует рисунок пером и явное влияние экспрессионизма и сюрреализма.

22a_ernst Макс Эрнст "Спальня хозяина"

Сценическая коробка или модель комнаты, которую театральный художник набрасывает на листе и потом переводит в материал, - это начало работы Александра Шишкина. Такие модели комнат играют большую роль у сюрреалистов: в «Спальне хозяина» Макса Эрнста или «Возвращении Улисса» Джорджо де Кирико они обозначают сновидение и вводят в психоаналитическое пространство. Часто на задней стене нарисована дверь, иногда она приоткрыта. Звери в комнате, вошедшие в сон на картине Эрнста, превратились в игрушечных.

23_shishkin

Все кинетические объекты Шишкина-Хокусая устроены как детские заводные игрушки, но они не инфантильны, - это только воспоминания об игрушках. В одной из работ, - как признался художник, она была самой первой в проекте, - на руки четырех женщин и обезъяноподобного существа томительно медленно опускаются шесть младенцев. Александр Шишкин говорил в интервью: «В своих работах я начал ориентироваться на чувственное восприятие, хотя очень этим недоволен сейчас. Например, появляется в моих работах странная механика, рождающая ассоциации с заводским производством, конвейерами — мужским началом. Затем я накладываю музыкальный фон, помещаю в кинетические инсталляции бумажных человечков — и это уже театр, начало чувственное, женское». Грустные, слегка игрушечные фортепианные разливы Эрика Сати сопровождали вернисаж.