Николай Фешин «Портрет мадемуазель Подбельской». Выставка одной картины. KGallery, 19—21 апреля 2013.

feshin

Вторую весну подряд Фешин напоминает о себе Петербургу. В прошлый раз в Русском музее состоялась его ретроспектива, т. е. академическое представление художника, сейчас – рыночное признание: в KGallery выставлен дорого проданный на аукционе «Кристис» «Портрет мадемуазель Подбельской».

Приглянувшаяся художнику семнадцатилетняя ученица казанской художественной школы позирует в образе светских дам la Belle Époque – «прекрасного» периода рубежа веков. Большинство портретов этого типа написано в конце XIX века и на заказ, работа Фешина - «для себя» и в 1912 году. В том же году в Париже сначала Брак с Пикассо изобретают кубистический коллаж, а чуть позже проходит знаменитый Салон «Золотое сечение», придавший кубизму статус крупного художественного явления: более 30 художников, около 200 работ. Это параллель не на руку картинам Фешина: для торжествующего авангарда его искусство составит и фон, и проигравшего противника.

Родившийся в 1881 году Фешин выучился в Казанской школе и Академии Художеств у Репина, а впоследствии эмигрировал в США (1923), что не лучшим образом сказалось на его известности дома. Отчасти из-за эмиграции и последующего забвения, отчасти из-за распыленности его наследия по частным коллекциям и провинциальным музеям, художника традиционно представляют в ряду больших имен, дабы вписать в пропустившую его историю искусств: Серов – Малявин – Сарджент – Цорн – Либерман – Брейтнер.

В самом деле, Фешина с названной группой роднит и динамичная искусная кисть, и эстетский колорит на тонких нюансах, и приятная натура (все это хорошо бы подытожило стасовское выражение «десерт для глаз»). Вот только одно «но»: эти художники родились в десятилетие между концом 1850-х (а Либерман в 1847-м) и концом 1860-х годов.  Непосредственные же ровесники Фешина – это Пикассо (1881), Брак (1882), футурист Боччони (1882), художники парижской школы Модильяни (1884) и Фужита (1886), экспрессионисты Кирхнер (1880), Пехштейн (1881) и многие другие.

По сути Фешин ближе предыдущему поколению, сформировавшему рубеж веков с его любовью к сочной живописи и нарочитому изяществу сюжетов и композиций. Но хронологически он работает уже со следующими художниками, не вписываясь в систему. «Экспрессионистические приемы», «соединение фигурного и абстрактного» присутствуют у него как внешнее обогащения письма, как эстетизм – в портрете Побдельской периферия бурно «пляшет», постепенно сходя на нет и открывая грунт холста. Мастерски исполненная живопись Фешина проносит эти принципы и дальше в XX век, не обращая внимания на то, что вера в спасение мира красотой регулярно подрывается, начиная с 1914 года.