С 25 по 28 апреля в кинотеатре «Аврора» прошёл фестиваль израильского кино. В рамках мероприятия были показаны шесть художественных и один документальный фильм, снятые за последние два года. Все фильмы участвовали в международных конкурсах и фестивалях и собрали большую кассу в израильском прокате.

Кадр из фильма «Пятое небо» Кадр из фильма «Пятое небо»

Ещё недавно израильский кинематограф находился в полном упадке, вызванном экономическими проблемами. Но сегодня благодаря реформе финансирования он переживает небывалый подъем, о чем говорят в частности многочисленные награды, завоеванные израильскими режиссерами на серьезных международных кинофестивалях и внимание к нему публики, как внутри страны, так и во всем мире.

В чем заключается успех этого, в общем-то мало знакомого русскому зрителю, кинематографа, попытался продемонстрировать фестиваль израильского кино, недавно прошедший в Санкт-Петербурге.

Прежде всего стоит отметить, что израильское кино — это кино малобюджетное. Отчасти поэтому, израильские режиссеры не пытаются составить конкуренцию успешному голливудскому мейнстриму, как, впрочем, и совершить революцию в искусстве. Они избирают для себя принципиально иной путь, выносяна суд зрителей произведения глубокие, тонкие и невероятно личностные. Наверное, это одна из главных особенностей современного кинематографа Израиля: о чем бы ни снимался фильм, предметом его исследования неизменно будет человек, малейшее переживание которого точно зафиксирует вездесущая камера.

Взять хотя бы фильмы, затрагивающие болезненную для Израиля тему войны: ретро-драму Дины Цви-Риклис, «Пятое небо», действие которой происходит в палестинском детском приюте во время окончания второй мировой войны, и фильм Шарона Бар-Зива «Комната 514» о русской эмигрантке Анне, которая, работая военным следователем, пытается найти виновных в насилии над мирной арабской семьей. При всей несхожести этих фильмов, у них есть нечто общее. И, в первую очередь, это нарушение привычного представления о фильмах, посвященных войне, как о категоричных произведениях, беспощадно демонстрирующих ужасы кровопролития. С этой точки зрения израильские картины оказываются очень щадящими для своих зрителей. В них можно услышать об избиении беспомощного человека на глазах ребенка, но нельзя увидеть этого; можно постоянно узнавать о том, что детям нечего есть, но при этом их муки от голода остаются за кадром. Даже тяжелая участь девочки, попавшей в приют, оказывается не столько последствием войны, сколько результатом предательства её живых родителей.

"Комната 514" "Комната 514"

За годы развития кинематографа в нем, конечно же, произошло усложнение этой серьезной для всех без исключения темы. Современное кино уже мало похоже  на старые фильмы, о которых рассуждают герои «Комнаты 514»: раньше ещё было ясно, что плохо, а что хорошо, но теперь даже польза от расследования честной женщины, желающей разоблачить преступников, оказывается под вопросом, во многом потому что трагедия войны рассматривается не только как физическое насилие и социальное бедствие, но и как личная душевная травма для каждого отдельно взятого персонажа.

Другая особенность израильского кинематографа, которая сразу же обращает на себя внимание, это умение израильских режиссеров снимать универсальные картины, понятные людям во всем мире. Израиль — страна самобытная: молодая, но с многовековой культурой, земля обетованная, но пережившая множество потрясений. Её кинематограф поражает, однако, не столько своей специфичностью, сколько актуальностью проблем для представителей любых культур и конфессий. Так фильм Асси Даяна о людях, пожелавших свести счеты с жизнью («Доктор Померанц») и картина Эрана Колирина о преподавателе, который с большим удивлением начинает вглядываться в привычную для него действительность («Обмен»), обращаются к общечеловеческим темам, характерным для любого общества в любой стране. В то время, как в Израиле проблемы самоубийства и взаимодействия человека с окружающем миром не отличаются особой тревожной остротой.

"Обмен" "Обмен"

Конечно же, все картины израильских режиссеров стремятся затронуть вопросы, важные в первую очередь для их родной страны. Другое дело, что выводы к которым они приводят зрителя, выходят за рамки национального сознания и оперируют, в конечном итоге, к базовым вопросам морали и смысла человеческой жизни. Даже религиозные символы, которые используют кинохудожники, будь то псалтырь в «Соседях Бога» или пятое небо в одноименной драме, не вызывают сложностей у зрителей, далеких от иудаизма и любых других вероисповеданий.

При этом картинам, вошедшим в программу фестиваля, удалось избежать подражания многочисленным клише, наводнившим мировой кинематограф, что говорит о немалом опыте и таланте израильских режиссеров. Оригинальность фильмов, сочетающаяся в Израиле с тяготением к традиционными ценностями, особенно заметна на примере молодежного кино о любви, которое, к сожалению, во многих странах нередко грешит стандартными сюжетными ходами. Не стоит ожидать от израильских картин навязывания строгой нравственности подрастающему поколению. Ночные развлечения в этой восточной стране во многом такие же легкомысленные, как и в Европе. О чем, например, можно узнать из романтического роуд-муви Роя Вернера «2 Night». Сюжет фильма при пересказе кажется весьма фривольным, чуть ли не в стиле дешевых американских комедий: девушка «снимает» незнакомого парня в баре и они тут же едут к ней на квартиру с целью поразвлечься. Однако уже с первых минут мелодрамы становится ясно, что на самом деле «2 Night» — это необыкновенно трогательная и смешная картина о любви и романтике, где не может произойти ничего по-настоящему порочного.

Другой фильм о чувствах о молодых людей, «Соседи Бога» Мэни Яэша фокусируется не только на любви, но и на проблеме религиозной терпимости. Главный герой картины Ави — религиозный фанатик, всегда готовый отстоять свою позицию кулаками, влюбляется в светскую девушку. И это чувство сильно меняет его жизнь, зарождая в душе тяжелое сомнение о том, следует ли он заветам Бога или греховно отступает от них.

Проблема религии, ограничивающей личную свободу человека, нередко затрагивается современными фильмами: в Европе, в частности, анимационной картиной «Персеполис», а в Израиле — драмой «Широко открытые глаза». Мэни Яэш, однако, отказывается от традиционного противопоставления любви и религии, как враждебных сил, показав вместо этого, как они дополняют друг друга и помогают человеку духовно совершенствоваться.

"Соседи Бога" "Соседи Бога"

Как заметил консул Израиля в Санкт-Петербурге Даниэль Агранов, «Фестиваль израильского кино 2013» не смог, естественно, охватить все разноплановые тенденции современного кинематографа. Так, документальное кино, получившее широкое развитие в Израиле, осталось почти не затронутым: в программу фестиваля вошел лишь один документальный фильм — картина Габриэля  Библиовича «Let's Dance”. Не вошли в программу фестиваля многочисленные анимационные фильмы Израиля. Но, тем не менее картины, показанные петербуржцам в «Авроре» вполне могут служить хорошим основанием для выводов об особенностях активно развивающегося художественного кинематографа Израиля, так же, как и о творческой индивидуальности каждого отдельного израильского режиссера.