Творческое объединение почти в полном составе выставилось на Винзаводе. Корреспондент ART1 съездил в Москву, посмотрел выставку, чтобы почувствовать запах петербургского искусства.

Юрий Никифоров. Наказание толстой подушки. 2008 Юрий Никифоров. Наказание толстой подушки. 2008

Спустя примерно неделю после наступления нового 2013 года, когда все праздничные яства были съедены и народ начал постепенно приходить в себя, в галерее «Борей» Игорь Панин открыл выставку «Все съели, а мы остались» — художественное воплощение апокалиптической постновогодней тоски. Центральным объектом экспозиции был свежесколоченный стол, уставленный битыми бутылками из-под «Балтики» и «Жигулей». Объект напоминал о пьяном забвении, стеклянных елочных игрушках и «Тайной вечере» одновременно. В полутемном зале этому длинному столу о четырех ногах было тесно, и ироничная инсталляция казалась упаднической. Оказавшись в пространстве «белого куба» галереи Марата Гельмана, работа «Все съели» не то чтобы преобразилась, но задышала.

Игорь Панин. Все съели. 2013 Игорь Панин. Все съели. 2013

Впрочем, как и многие объекты творческого объединения «Паразит», привезенные на выставку «Паразит +» на московский Винзавод. Всем им как будто требовалось больше воздуха и места: «Наказанию большой подушки» и «Штопкам разреза» Юрия Никифорова, не говоря уже о резиновых объектах Владимира Козина из серии «Уголок Флягина» — исполинским лампочке, рубашке, чайнику. «Паразит +» — это объекты и за редким исключением живопись, видео и фотография. Иван Тузов, работающий с пиксельными миниатюрами, выполненными в компьютерной графике и распечатанными на небольших листах, наконец, использовал «основательную» технику и сделал мозаику «Нинель» — Ленин в нежно-розовом платье с серпом и молотом в раскинутых руках. Дмитрий Петухов и Семен Мотолянец показали несколько панно из туалетного мыла и монументальную «Собаку на столпах»: косматое чучело, каждой лапой стоящее на высоких постаментах, сложенных из хозяйственного мыла, встречает посетителей оскалом зубастой пасти. Резкий и душистый запах мыла заполнил все пространство выставки «Паразит +», что сразу же вовлекает зрителя в игру: «А чем это так пахнет?».

Группа «Мыло». Семен Мотолянец. Грязь. Из серии «Положение вещей». 2012 Группа «Мыло». Семен Мотолянец. Грязь. Из серии «Положение вещей». 2012

Девушки в рядах «Паразитов» — скорее исключение, чем правило. В разное время к ним присоединялись художницы: Евгения Коновалова, Алена Терешко, группа Repa: Ирина Федорова, Анастасия Колесникова, Алина Белоусова. На Винзаводе показали работы группы «Repa» и видео Алины Терешко «Девушка с Урала», в котором автор на протяжении девяти минут ест пельмени со сметаной, с усилием заталкивая их в рот, и одновременно поет песню о нелегкой доле барышни на выданье. Эта работа скорее феминистского толка несколько выбивается из контекста «Паразитов» как этакого самодостаточного содружества, в котором мужчины-художники занимаются вроде бы «женскими» вещами, но в маскулинном прочтении: штопают фанеру резиновым шнуром, «шьют» рубашки из резины, делают украшения-гирлянды из битых бутылок. Легендарный коридор в «Борее», где квартируется искусство «Паразитов», — как будто аналог домашнего уголка, который обустраивают его хозяева — художники. Он, кстати, воссоздан на выставке: между двух белых стен из гипсокартона можно было пройти и рассмотреть небольшие работы Ильи Зеленецкого, Владимира Козина, Ивана Чемакина, Игоря Панина, заглянуть в пакеты из-под сока «Моя семья», внутри которых Александр Шишкин-Хокусай разыграл сценки из жизни коммунальной квартиры. Даже экспликации в этом коридоре написаны от руки на обрывках бумаги.

Иван Тузов. Нинель. 2013 Иван Тузов. Нинель. 2013

На «Паразит +» приехали работы художников, сочувствующих творческому объединению: полиптих 2013 года «Ласточка» Петра Швецова с черными силуэтами птиц на грязно-зеленых колотых кафельных плитках, или фотография Игоря Лебедева «IMG №8970» — снятые в режиме макросъемки пальцы, держащие маленькую игрушечную гранату. Если работа Швецова «вписывается» в выставку на основе техники, то одно только концептуально-ироничное название фотографии Лебедева делает ее «паразитической».

Юрий Никифоров. Штопка большого разреза. Из серии «Народные ремесла». 2010 Юрий Никифоров. Штопка большого разреза. Из серии «Народные ремесла». Фрагмент. 2010

В относительно полном составе «Паразиты» выставлялись и прежде, к примеру, в конце прошлого года в московском «Культпроекте» как продолжатели «Новых тупых» или в прошлогодней «Балтийской биеннале» в «Риззорди», где их проект «Регистрация присутствия» был, пожалуй, самым интересным. Но нынешняя экспозиция на Винзаводе, безусловно, веха в истории творческого объединения. «Паразит» появился на свет в «Борее» и задумывался как независимая галерея, кочующая с места на место. Название придумал «новый тупой» Вадим Флягин, живший в то время в подсобке «Борея» и чувствовавший себя этим самым паразитом — несамостоятельным существом без своего угла, семьи, но с уязвимым пространством внутреннего. В 2002 Флягин уехал из Петербурга, а идея была подхвачена Владимиром Козиным, Игорем Межерицким, Юрием Никифоровым. Сегодня «Паразит» функционирует по принципу творческой лаборатории, результаты работы которой можно увидеть в коридоре «Борея» — экспозиция часто обновляется и всегда остроумна, — и представляет собой большую семью, которая собирает вместе молодых, зрелых и почтенных. К «Паразиту» присоединяются самостоятельные и успешные художники как Александр Шишкин-Хокусай или Керим Рагимов — возможно, в поисках этой самой «семейственности», демократичного сообщества художников.

Владимир Козин. Уголок Флягина. Фрагмент инсталляции. 2009-2013 Владимир Козин. Уголок Флягина. Фрагмент инсталляции. 2009-2013