"Великий Гэтсби". Режиссер: Баз Лурманн. В ролях: Леонардо Ди Каприо, Айла Фишер, Кэри Маллиган, Джоэл Эджертон, Тоби Магуайр, Джейсон Кларк, Аделаида Клеменс и др. Австралия, США, 2013.

the-great-gatsby_2013-3-1200x666_scroller

Замученный депрессиями, небритый и морщинистый Ник Каррауэй ходит кругами по отрезанной от мира уютной лечебнице и рассказывает психиатру о странном человеке по имени Гэтсби, который «умел жить надеждой». Воспоминания сравнимы со снежными хлопьями невиданных размеров,  и ощущение, что вы захватили журнал в аэропорту, где одними фэшн-картинками вам перескажут роман Фицджеральда, не покидает до самого конца сеанса.

Итак, роскошный пригород Нью-Йорка, начало 20-х годов. Гонимый американской мечтой начинающий банкир Ник снимает скромный домик рядом с замком некого миллионера Гэтсби, знакомого каждой букашке по грандиозным шумным вечеринкам, куда легко попасть без приглашения. На другом берегу проживают, а заодно и прожигают жизнь кузина Ника по имени Дэйзи с мужем, одним из самых богатых мерзавцев Америки. Всем им суждено встретиться и не раз, при этом Ник неизменно будет выполнять роль вынужденного вуайера.

Если о Фицджеральде совсем позабыть, что, вроде бы, Лурманн и делает, то пахнущая глянцем картинка получается довольно любопытной: кричащие цвета и стиль ар-деко окрашены модным хип-хопом, а актерам с трудом удается шевелить бровями из-за обилия грима на лице. Зато все только и делают, что танцуют до упаду, стучат каблуками и кулаками, катаются наперегонки в кабриолетах и пускают золотую пыль в глаза друг другу, а заодно и зрителю. Баз Лурманн превращает великий роман о великом романтике в «Мулен Руж», бутафорию, яркий тяжеловесный маскарад, наслаждаясь китчем как младенец- слизанным с торта кремом. Он сам, словно Гэтсби, заполняет пустоты почти лишенного смысла  трехчасового своего детища блеском и гламурной красотой, модными в 20-е ямочками на щеках Кэрри Маллиган. Меняя местами глубину романа и пафос, режиссер явно играет в игру «кто не спрятался, я не виноват», вновь и вновь настигая растерянную аудиторию блеском перстня на мизинце Ди Каприо и ревом саксофона, который саксофонист почему-то при этом совершенно неправильно держит.

Надежды, любовь, идеалы, боль отчаяния и вообще вся загадка Гэтсби переименованы в «любит не любит, плюнет-поцелует», а также скрыты за фразой Дэйзи «Я никогда не видела таких красивых рубашек» и повторяемым бесконечно выражением Гэтсби «old sport». В целом и общем, такая интерпретация тоже имеет место быть, если главной определяющей ее смысловой составляющей назвать неопределенность. Думайте сами, решайте сами. Но лучше обратитесь к первоисточнику.

Впрочем, если вспомнить экранизацию 1974 года, то все вроде бы встает на свои места: злую шутку с кинематографистами всех времен сыграл сам Фицджеральд, и не прогадал. «Великий Гэтсби», как и, к примеру, «Анна Каренина», экранизации противится изо всех сил, глядя на мир кино свысока и угрюмо. Чтобы задачу по переводу философского материала на экран разрешить, режиссеры выбирают, как правило, два пути. Можно, как это сделал Джек Клейтон воспроизводить роман пошагово, рискуя погрязнуть в довольно будничном пересказе каждой сцены (не помогли ни сценарист Фрэнсис Форд Коппола, ни харизматичный Роберт Редфорд, ни чудная Миа Фэрроу). Можно поступить иначе. Так, в том же 1974-м талантливый и дерзкий писатель Труман Капоте предлагал добавить перца в пресный, действительно скучный до зевоты рассказ: сделать Ника гомосексуалистом, а Джейн Бэйкер лесбиянкой. А что? Эпоха, между прочим, располагала не только к гетеросексуальным оргиям. Сценарий Капоте был отвергнут, хотя сейчас, всматриваясь в гротескно жестикулирующих героев Лурманна (кстати, Бэйкер у него фигура фоновая) невольно понимаешь: возможно все. Как говорится, на вкус и цвет товарища нет.