Джеф Беер. «Нью-Йоркская полифония». Музей-квартира В.В. Набокова, 5 - 20 апреля 2013.

JeffBeer_NewYorkPolyphony_copyright_6827

В апреле в Музее Набокова прошла выставка немецкого фотографа Джефа Беера «Нью-Йоркская полифония». Были представлены снимки, сделанные в 2008 году во время посещения автором Нью-Йорка. По ритму эта серия похожа на небольшое путешествие или прогулку: фотограф бродит по городу, заглядывает в лица его жителей и в витрины магазинов и, снимок за снимком, создает его портрет. Портрет выходит разноплановым и неоднозначным – как и сам Нью-Йорк.

На снимках Беера город образует сложные симметрии, перемешивая людей, здания, машины, газетные лавочки, кафе и канализационные люки. Здесь полицейские выстраиваются в ряд словно манекены, колонны зданий кажутся бесконечными, а от множества уличных фонарей рябит в глазах. Свои фотографии Беер делает спонтанно, без подготовки – поддаваясь импульсу, выхватывая детали и обернувшиеся на секунду лица. Поэтому зачастую фигуры на снимках выходят смазанными, а очертания домов – еле различимыми.

Но расплывчатость силуэтов рассказывает здесь больше, чем иные тщательно продуманные планы и постановочные портреты. И кажется, что город, особенно такой крупный как Нью-Йорк, не описать лучше и точнее, чем как поток, непрерывный и сплошной, в котором элементы если не взаимодействуют друг с другом, то по крайней мере сосуществуют – просто потому, что иначе невозможно. Воодушевление фотографа этим потоком передается зрителю: здесь он не просто смотрит фотографии, а слушает город, схватывает его ритм, делаясь из наблюдателя активным сотворцом произведения.

Известно, что Беер увлекается этнографией: путешествует, собирает артефакты, играет на редких народных инструментах. «Нью-Йоркская полифония» – это тоже своего рода этнографическое наблюдение. Правда, в строгом смысле эту серию сложно назвать документом: здесь нет ни четкой структуры, ни заранее продуманной концепции. Фотографии разные: по настроению, стилю и цветам. Беер с одинаковым запалом делает драматичные портреты отчаявшихся бродяг и меланхоличных подростков, снимает безличные толпы на дождливых вечерних улицах, а иногда увлекается стенами с наполовину облезшими граффити или фотографирует рабочие конструкции, кажущиеся почти абстрактными. С этнографической сосредоточенностью он смотрит на Нью-Йорк со стороны и создает своеобразное досье на него – эмоциональное, чуткое и живое. А что до единства стиля – ныряя с головой в нью-йоркскую пучину, о нем можно не заботиться: за него отвечает сам город.