Все мои попытки изложить впечатления от MIA fair на протяжении недели терпели уверенный крах, увязая в каше восторженных впечатлений от Италии вообще, которыми еще со времен Брюллова накрывает барышень до шестидесяти включительно.

Savina MIA

Понимая, что уровень негодования редакции медленно подходит к критической точке, я решила пойти проверенным путем развенчания стереотипов, которые обычно сопровождают галерейные деяния. И раз уж у нас тут ярмарки пошли, то давайте про ярмарки.

В силу упёртой концепции самоокупаемости галереи и ориентации на развитие отечественного рынка, выезды у нас случаются не так часто, как хотелось бы. Но общение с теми, кто ездит чаще, показывает, что основные маркеры сохраняются и тенденции можно считать репрезентативными.

Контент

Все думают, что стенд продуман и смакетирован в момент подписания документов на участие в ярмарке. На самом деле, от момента подписания документов до собственно ярмарки проходит полгода, поэтому обычно в лучшем случае остается идея, в худшем – все меняется за неделю до отгрузки. К примеру, на прошлой Арт-Москве нам очень хотелось сделать яркую и оптимистичную экспозицию, которую мы разнообразно придумывали месяца три-четыре. В результате у нас получился традиционно черно-белый с небольшими вкраплениями сепии стенд в обычной нашей концепции, идеально описываемой мемом «все тлен».

А в Хельсинки, например, нам хотелось показать все самое лучшее, что есть в петербургской актуалочке, поэтому мы привезли реально почти все, что было в хранилище. И еще прихватили на всякий случай три скульптуры Нади Зубаревой и немножко мелких объектов, чисто чтоб было. А размер стенда, на секундочку – 36 квадратных метров. Об этом мы как-то вообще не подумали. Нам было не до того. У нас были культуртрегерские амбиции, которые совершенно невозможно было удержать в рамках человеческой логики. В общем, часть работ ушла в хранилище, часть при попустительстве организаторов была расставлена по проходам, коридорам и вокруг стенда к некоторому неудовольствию соседей.

В этом смысле миланская ярмарка, позволяющая показать одного автора в рамках одного стенда несколько ограничивает наши порывы, но мы все равно никогда не можем удержаться от того, чтобы не прихватить с собой еще папочку весом килограмм в десять.

Логистика

В идеальном мире для переездов существуют нарядные хазенкамповские грузовики, профессиональные такелажники и легкое волнение на тему «не дай бог, вдруг что-то доедет не так». В суровой реальности ездит микроавтобус в котором закрепить все так, чтобы оно вообще не болталось, относится к области ненаучной фантастики и хмурые грузчики, если повезет. Гораздо чаще микроавтобус подменяется опцией «искусство с собой» и возобновляемыми навыками такелажника. Когда искусство с собой – хорошо, если оно помещается в багажник автомобиля, потому что больше играть в фильм «Экипаж» на трассе Санкт-Петербург - Хельсинки, подтягивая на тридцатиградусном морозе норовящий свалиться с крыши ящик, я реально не хочу. В случае же перевозки искусства в самолете совсем неплохо, если габариты упаковки позволяют его более или менее безболезненно перемещать. Потому что с коробом размером 120х170 мы застревали во всех дверях, кроме, собственно, ворот экспоцентра. Ну и когда мы с ним все-таки упали, меня было не очень видно, - к радости итальянских таможенников, принявших нас с искусством за контрабандные продукты.

Монтаж

Идеальный помощник галериста – юная красавица в лубутенах и с шуруповертом существует в единственном экземпляре и принадлежит, увы, не нашей галерее. Поэтому нам приходится использовать то, что предоставляют организаторы или справляться самим. Мои руки, к сожалению, растут прямо из мозга, поэтому мы используем местные ресурсы. Я не очень помню, как это было в прошлые разы, но в этот визит мы затупили и не встали в график монтажа. Поэтому рабочего нам не причиталось, а причитались только две местные студентки в помощь. Студентки оказались перспективными – они отлавливали мачообразных итальянских рабочих и жалостно просили их показать как крепятся работы к этой стенке. В общем, с помощью некоторого количества эмпатичных мужчин и незначительных собственных усилий мы победили развеску за довольно быстрое время. Это, кстати, почти легенда.

Собственно ярмарка

Ярмарка, с точки зрения греческой мифологии, есть прорыв первозданного хаоса на территорию космоса, который, как известно, реальность искусственная. Отсюда легенда, что на ярмарке никогда никого не найти. На территории в несколько тысяч квадратных метров действительно легко потерять всех: организаторов, клиентов, ну и, конечно, понятное дело, самих владельцев стенда никогда не бывает на месте. На самом деле, если на Арт-Москве организаторов найти довольно сложно, то финский сотрудник, который начал вас курировать с момента подачи заявки, скорее всего будет всегда сидеть на месте. Другое дело, что решать ваши вопросы он будет постольку поскольку. Потому что этот сотрудник на самом деле курирует все заявки, и таких красавчиков, у которых всё попадало в самый неподходящий момент, у него целый павильон. Итальянцы, как ни странно, рушат стереотипы о национальном разгильдяйстве – все четко, быстро и вовремя. Как прямо какие-то немцы. Аж противно. В этом году, чтобы окончательно порвать шаблон представлений об итальянском менталитете нам выдали двух студенток творческого вуза с весьма приличным английским и запредельной степенью ответственности – поэтому на стенде мы действительно иногда благородно отсутствовали.

Печень

Опять же есть легенда о том, что на ярмарке никогда ничего не продается, все только тусуются и бесконечно выпивают. Здесь, конечно, есть доля правды. Пробить местный рынок довольно сложно, покупают в основном свое, родное и свои, родные. Поэтому нужно довольно долго маячить на горизонте, чтобы узнали тебя, твоего художника, твои ресурсы и начали покупать. С этой стороны участие в ярмарках – очень долгосрочная инвестиция. С другой – если ее не использовать, то возможность встроиться в глобальную систему исчезает вовсе. Тем более, что арт-рынок – это рынок личных связей, и для того, чтобы тебя запомнили не только как унылую фигуру, читающую айфон на стенде, надо тусоваться и выпивать – то есть работать печенью. Эти усилия приносят плоды, хоть и с небольшой отсрочкой. Например результатом прошлогодних возлияний стала миланская выставка из 20 работ вообще другого художника нашей галереи, которого, впрочем, уже знают в местном ландшафте благодаря чьим-то культуртрегерским интенциям десятилетней давности.

2013_05_23_kolonka Savina_03

Грядущее

Завтра мы отъезжаем на новое околоярмарочное московское образование под названием AS EVENT, которое случится в эти выходные в ArtPlay.

И да, в машину я все-таки засунула еще одну работу, которая не входила в наши планы еще позавчера. И конечно, у меня папочка.

И да, я опять ничего не понимаю с графиком монтажа.

И я снова посмотрела на план пространства и ничего не поняла.

И ужины, и рабочие встречи уже расписаны на три дня вперед.

Господи, помоги мне выжить среди этой смертной любви.

Твоя навеки.