Открылась первая часть моей выставки в галерее Anna Nova, и хотя подводить итоги рано, реакцию зрителей можно типизировать. Многие, в том числе недоброжелательно настроенные персонажи - а таких благодаря моей колонке на ART1 становится все больше, - задают один и тот же вопрос.

2013_05_23_Dashevskii_kolonka6

«Почему просто не написать картину?», зачем все эти фигурные подрамники, распадающиеся маленькие холстики, требующие столько трудозатрат?

Собственно, вопросу «Почему не картина?» посвящена вся выставка.

Лет пять назад я впервые ощутил странное противоречие. В процессе создания картины пока идет живопись, все нормально. Но когда работа окончена, автоматически появляется элемент, протезирующий высказывание до «Картины» с большой буквы.

Я даже составил список претензий.

«Картина» презентует законченное ставшее мироздание. Такой классический вариант – с хтоническим внизу, земным – в серединке и небесными силами сверху. Даже когда это Малевич или Поллок. Такой биллборд для демонстрации миропонимания. Но что делать, если мироздание не достроено или находится в стадии реконструкции? У меня перед глазами совершенно не законченная картина мира. Повседневная жизнь вообще состоит из очень плохо притертых друг к другу кусков, а мир современного искусства не получается ощутить частью процесса жизни, происходящей в России.

«Картина» - замкнутое пространство, в котором сосредоточено зрительское внимание. Соответственно, «Картина» равнодушна и пассивна по отношению к контексту. То есть, заранее согласна на любые экспозиционные манипуляции, которые неизбежно будут влиять на сам закрытый мир картины.

«Картина» - намоленный объект потребления. То, что она становится товаром неизбежно (и даже неплохо), но изначальное присутствие товарности в самой форме добавляет лишний элемент в произведение. И так далее...

Конечно, много было сломано копий в концептуальных баталиях с фетишизированной «Картиной». Но, кажется, я иду от обратного. Сейчас, чтобы заниматься живописью откровенно и адекватно, настало время что-то сделать с картиной, подвинуть ее с лидирующих позиций. Поэтому я попробовал развести понятия «Картина», которое сейчас меня настораживает, с практикой живописи, которую по-прежнему и еще сильнее люблю.