"Против света. Немецкое искусство ХХ века из коллекции Джорджа Эконому". Государственный Эрмитаж,  Главный штаб, 24 мая 2013 — 19 января 2014.

Новый Скарлет Сматана и Джордж Эконому

Ольга Гаврикова. Мистер Эконому, Ваша коллекция, собранная согласно Вашему вкусу,  показывает российскому зрителю незнакомое немецкое искусство с 1910-х годов до сегодняшнего дня. Вы ощущаете себя тем, кто конструирует представление об этом искусстве, выбирая работы?

Джордж Эконому. О, нет, нет. Выставка была организована спонтанно, и изначально инициатива исходила не от нас. Нас попросили представить некоторые картины. Мы не предлагали, мы согласились. Я всегда считал, что на искусство должны смотреть, оно не может держаться в хранилищах. И я очень рад, что есть возможность осуществить эту выставку. Когда к нам обращаются с предложениями, мы с удовольствием соглашаемся. Например, около 500 графических работ Отто Дикса мы предоставили на долгосрочное хранение в Государственное графическое собрание в Мюнхене. Мы стараемся показывать вещи, но не рекламировать себя ни в коем случае.

ОГ. В названии, все же, фигурирует имя Джорджа Эконому.

Скарлет Сматана. Да, но название говорит, что картины происходят «из коллекции Джорджа Эконому». Это не вся коллекция целиком, кураторский состав выбирал из 2500 работ. У мистера Эконому много картин немецких художников. Выбор осуществляли Дмитрий Озерков, мистер Эконому и я.

ОГ. Согласно каким критериям происходил отбор?

СС. Вся коллекция Джорджа Эконому – это двадцатый век. И прежде всего, нас интересовал именно эмоциональный аспект немецкого искусства. Отражение ощущения предвоенного, межвоенного, послевоенного времени и современности. В основе выставки эмоционально воздействующая концепция. «Новая вещественность» представляла собой движение, возвращающее к реальности . Оно отражало тревогу, страх, страдания. Каждый пример искусства 1918 - 1933 годов демонстрирует это очень сильно. То же относиться и к немецкому экспрессионизму, как и послевоенному искусству и даже искусству современности. Это и есть критерии.

ОГ. Открывают ли что-то новое отобранные таким образом и представленные вместе работы?

СС. Это впервые, когда выставка создавалась на идее эмоций, что само по себе ново. Этого никогда нигде не было. Также, конечно, эти работы впервые показывают в России. Хорошо известна историческая основа каждого из представленных художественных направлений: общие культурные аспекты, социальная ситуация, эстетические особенности, и каждая работа на выставке представляет эти три обстоятельства. Однако мы хотели вывести именно эмоциональную составляющую на первый план. Причем сделать это четко и ясно, как до сих пор не было сделано. Более того, эмоциональный отклик - главный принцип отбора работ мистером Эконому. Он выбирает работу по тому, как она затрагивает его, в первую очередь, эмоционально, потом уже интеллектуально. Важен  прямой контакт с картиной.

ОГ. Принцип парности работ во втором зале, когда Кирхнер, Хеккель, Пехштейн формально рифмуются с Георгом Базелицем как-то способствует выявлению идеи эмоциональности?

СС. Второй зал – это мост между первым и третьим, они связаны. Здесь мы хотели показать, как повлияли на Безелица отцы экспрессионизма. И, как вы можете видеть, создание пар выявляет огромную общность между ними, фундаментальные связи между 1911 и 2006 годами. Хотя, конечно, исторические обстоятельства изменились, и Базелиц совсем другой человек, нежели Кирхнер.

ОГ. Есть ли русские художники в коллекции мистера Эконому?

СС. Есть, но очень немного. Сейчас назвать затрудняюсь, но Лисицкий есть точно.

ОГ. Скарлет, в чем разница между государственным музеем и частным для куратора?

СС. Разница огромная. Меньше бюрократии, все более мобильно, все быстрее: организация, исследования. Все решения принимаем вдвоем – только мистер Эконому и я. И поэтому, к нам часто обращаются государственные институции с просьбой сотрудничества.