Модельер Татьяна Парфенова дважды в год показывает публике новые коллекции, причем каждый раз в ее моделях мы видим не просто модные тренды, но то, что станет остромодным сезона примерно через два. Кроме того, Татьяна создает коллекции для дома, пишет картины, выпускает художественные книги и даже создает коллекции блокнотов для записей. О детском в любопытстве к миру, вдохновении и творчестве мы решили побеседовать с Татьяной Валентиновной после показа коллекции «Скрипучий дом» (осень/зима 2013-2014, показ в рамках Aurora Fashion Week) и в преддверии лета и нового проекта «Ассоциации», который пройдет 29 июня в парке Екатерининского дворца Царского Села.

Портрет ТВАнна Конева. Татьяна Валентиновна, расскажите, чем Вам дорог проект «Ассоциации»?

Татьяна Парфенова. Когда госпожа Таратынова пригласила меня участвовать, я согласилась, не раздумывая. Мне это очень близко – мода, которая выражает эпоху, идеал красоты, вдохновляется прошлым... Я с удовольствием делаю коллекции и даже потом продолжаю тему, начатую в «Ассоциациях».

АК. Как вы считаете, остается ли мода художественным творчеством?

ТП. Каждая коллекция – это как персональная выставка. Когда работаешь над коллекцией – это похоже на погружение в другой мир, нужно много узнать о теме, понять в ней. Это сложный процесс.

АК. Сегодня в моде цитирование, двойничество, андрогинность... Вспоминается прошлая Ваша коллекция «Двенадцатая ночь», например. А в последней коллекции, напротив, иронично обыграны образы женственности с фальш-локонами и жемчужными головными украшениями. Можно ли сказать, что в моде сегодня ирония? Переосмысление эстетических идеалов прошлого?

ТП. Мода всегда серьезна. Мода – совершенно нешуточная история. И когда моды обращается в 50-е годы или ищет вдохновение во фресках эпохи Возрождения – все это те образы и смыслы, которые перерабатываются очень глубоко. Мода себя не отрицает, она развивается по своему сценарию.

АК. Как развивается этот сценарий? Как, например, переосмысляются идеалы мужского и женского в современной моде?

ТП. Сегодня женщины тихо превращаются в мужчин. С одной стороны, мы больше проникаем в мужской мир, лучше понимаем мужчин. С другой –  мужчины становятся ближе нам по духу и оттого кажутся более женственными. Но это неверное впечатление, просто мы смешиваем роли.

АК. Элементы андрогинности сегодня становятся трендом?

ТП. Да, один из самых актуальных предметов гардероба на несколько сезонов вперед – пиджак.

АК. Считаете ли вы, что идеалы мужественности и женственности утратили свою актуальность в современную эпоху?

ТП. Мне кажется, что идеалы остаются актуальны. Просто эти понятия корректируются. Особенно это касается женщины – образ женщины очень сильно трансформируется. А мужчина остается мужчиной, хотя его занятия тоже претерпевают изменения. Но трудно рассуждать об этом, не будучи философом. Если же смотреть с точки зрения костюма, как эволюционировало платье – мы увидим, что вся наша (женская) современная одежда, словно из ребра Адама, вышла из мужского костюма.

АК. А как же та бесконечная красота, которую вы продемонстрировали в последней коллекции – лебеди, цветы, вышитые на подолах охотничьи собаки?

ТП. И прозрачность, хрупкость, создаваемая тканями, и контраст с фактурами и формами пиджаков и пальто... Все это – образы современных людей, которые могут сочетать одно с другим и выглядеть модно.

2012 227 Коллекция "Кавалерист-девица" (проект "Ассоциации"), 2012. Дизайнер Татьяна Парфенова

АК. Как вы считаете, мода улиц существует?

ТП. Конечно! На улицах очень много людей, которые могут буквально служить прототипами подиумных образов. И чем дальше в глубинку – тем таких людей больше.

АК. Эти люди вас вдохновляют?

ТП. И люди, и города, да все, что я вижу вокруг! Вокруг столько красоты – вот напротив моего Модного дома, на балконе ажурная решетка, окна такие красивые, лепнина замечательная... Вокруг очень много красоты, нужно только замечать ее, сохранять детское восприятие мира!

АК. Что вы вкладываете в понятие «детское воприятие мира»?

ТП. Для ребенка мир очень близкий. Важны детали, все кажется очень важным.

АК. Это ощущение «близкого мира» заметно в Ваших книгах. Как Вам удалось сохранить его?

ТП. Я была очень хорошим ребенком, очень восторженным, веселым, разумным... Мне было все гораздо интереснее, чем сейчас.

АК. Не признак ли это взросления?

ТП. Усталости. Взрослый устает – устает быть ребенком. Но ведь, по большому счету, ничто не меняется. Что может измениться сегодня по сравнению со вчера? С позавчера? Один день может прибавить знания, или мудрости, но человек все равно остается тем же, кто он есть.

АК. А одежда – она для «внутреннего» или для «внешнего» человека?

ТП. Это как сам человек захочет... Кто-то выбирает одежду для внешнего, а кто-то наборот. Моя одежда – она для «внутри». И коллекции я создаю, надеясь, что они вызовут отклик «внутренних» людей.

АК. Недавно вы начали создавать коллекции вещей для дома. Вы полагаете, что это логика развития бренда – от моды к дизайну?

ТП. Да. Сейчас дизайн стал очень востребован: на подушки, покрывала, мебель большой спрос – стало модно жить в красивом доме. Я с удовольствием делаю все эти вещи, это словно продолжение моей живописи – картины, подушки, сервизы... Все это создает такой красивый мир.

АК. А книги? Вышли в свет уже три ваших книги...

ТП. И еще три написаны и ждут своего часа! Мне очень нравится писать, я просто жду того момента, когда сяду за письменный стол – так мне не терпится! Все книги разные – первая, это был «Альбом», который родился из моих картин и понемногу «оброс» текстом. Потом «Розовая» - это рассказы о любви, и одновременно – раскраска. Я всегда рисую, и мне кажется, что читая рассказы, можно додумать себе образы... А сейчас вышла утопия «Воздушные потоки и счастливый малыш» - как раз о том «близком ощущении мира», о котором мы говорили.

АК. Вы пишете картины, книги, создаете коллекции – как по Вашим ощущениям, это разные состояния творчества? Или творчество – всегда одно?

ТП. (задумывается) Мне кажется, что творчество трудно объяснить. Это как такой механизм, который позволяет что-то создавать. Дано, и все тут. Но создание чего бы то ни было всегда требует усилий. Душевных, эмоциональных, даже физических. И всегда вкладываешь и эмоции, и желания, и чувства, и навыки, и мысли – вот эти пять «элементов» и составляют творчество. Чего-то больше, чего-то меньше...

2 Коллекция "Двенадцатая ночь" (зима 2012/13). Дизайнер Татьяна Парфенова.

АК. Бывает ли, что не получается задуманное?

ТП. Конечно, бывает! И хорошо, что не получается. Иногда лучше, чтобы не было – чтобы не навредить. Себе... Или завистнику – чтобы не расстраивался. Или сохранить чье-то состояние... (улыбается) А когда получается – тоже хорошо! Радостно на душе, ну и коллеги, может, вдохновятся!

АК. Коллеги в модном мире – это, скорее, конкуренты или друзья?

ТП. Мода – это индустрия, и конкуренция, конечно, есть. Когда входит человек, я сразу вижу, если он пришел от конкурента... Но мода – это и творчество, поэтому невозможно же всем быть одинаковыми, и люди, которые приходят, каждый находит что-то свое.

АК. Глядя на то, как человек одет, что вы можете сказать о нем?

ТП. Могу сказать много. Могу определить пристрастия человека, конечно, финансовые возможности, ухаживает ли он за собой, любит ли себя... Иногда людей приводит не потребность хорошо выглядеть, а необходимость соответствовать статусу или ситуации. Кто-то вообще раз в жизни приходит – если, например, заказывает платье на свадьбу дочери или сына. Это совершенно особое состояние женщины – женить или выдавать замуж своего ребенка!

АК. Как мода сегодня осмысляет возраст? Переход в другой возраст – это смена стиля? Или марки?

ТП. Мне кажется, возраст – это просто внешний маркер. Главное – состояние внутри. Если внутри ощущение счастья, то и возраст принимается легко.

АК. Что Вам дарит это ощущение счастья?

ТП. Красота мира. Ее так много, и хочется, чтобы было еще больше!

 

Татьяна Парфенова. Коллекция "Скрипучий дом" (зима 2013/2014, показ на Aurora Fashion Week, апрель 2013)