Во многих странах, от США до Японии, поп-звезды снимаются в кино. В этих случаях обычно кинематографисты используют имидж, который у звезды уже сложился на поп-сцене. Совершенно немыслимо, чтобы поп-звезда на Западе согласилась сыграть роль, противоречащую ее сценическому имиджу. С гонконгскими поп-звездами дела обстоят совсем по-другому.

rouge Анита Муи (Флер) и Лесли Чун (Чэнь Пан) в фильме "Румяна" (1988)

На недавно закончившемся Каннском кинофестивале во внеконкурсной программе состоялась премьера «Слепого детектива» Джонни То – типично гонконгского фильма, где перемешаны все жанры и совершенно невозможно предугадать, что произойдет на экране в следующую минуту. Главные роли сыграли Энди Лау и Сэмми Чен, которых можно уверенно назвать любимыми актерами Джонни То: Энди снимался в десяти его режиссерских работах и еще в двух фильмах, которые он продюсировал; для Сэмми «Слепой детектив» стал восьмой совместной картиной с То. Оба имеют внушительные фильмографии: Сэмми Чен на сегодняшний день снялась в 28 картинах, Энди Лау – ветеран гонконгского кино и один из самых кассовых актеров Азии, имеет послужной список из 160 (!) фильмов. И оба работали едва ли не со всеми ведущими режиссерами Гонконга, участвовали в картинах всех мыслимых жанров, исполняя самые разноплановые роли, и неоднократно выигрывали престижные актерские премии.

Но жители самой бывшей британской колонии при упоминании имен Энди Лау и Сэмми Чен первым делом скажут: это поп-звезды, фактически король и королева кантопоп (популярной музыки на кантонском диалекте), продающие многомиллионные тиражи своих альбомов, собирающие полные залы на свои концерты и выступающие по всему миру – от Шанхая до Лас-Вегаса.

Иными словами, Энди Лау и Сэмми Чен являются типичными представителями безумного гонконгского шоу-бизнеса, где едва ли не каждая поп-звезда снимается в кино, а большинство актеров записывает музыкальные альбомы; где исполнитель может сегодня играть в фильме, завтра выступать с концертом в гонконгском Колизеуме, послезавтра – вести телешоу и т.п. Проще говоря, там все делают все. Даже Чоу Юньфат и Тони Люн, хоть и не дают поп-концертов, нередко выступают с музыкальными номерами на телевидении. Некоторые обьясняют это тем фактом, что Гонконг сравнительно невелик по размерам, его население – всего семь миллионов человек, так что местным звездам приходится вкалывать за десятерых.

Энди Лау и Анита Муи с равным успехом поют, танцуют и играют главные роли в фильме "Танец мечты" (2001).

Здесь нужно сделать отступление. Во многих странах, от США до Японии, поп-звезды снимаются в кино. Даже в России, например, Жанна Фриске была весьма эффектна в роли сексуальной ведьмочки Алисы из «Дневного дозора». В этих случаях обычно кинематографисты используют имидж, который у звезды уже сложился на поп-сцене. Совершенно немыслимо, чтобы поп-звезда на Западе согласилась сыграть роль, противоречащую ее сценическому имиджу. Представьте реакцию Бритни Спирс, если бы ей, в пору ее наивысшей популярности, когда она изображала из себя ролевую модель для тинейджеров и клялась, что будет хранить девственность до брака, вдруг предложили сыграть в кино малолетнюю проститутку и наркоманку – вроде той, что Джоди Фостер играла в «Таксисте». Даже если бы Бритни, в минуту слабоумия, согласилась на это, ее менеджмент не позволил бы ей взяться за такую роль, поскольку это повредило бы ее имиджу. Равно как Мадонна даже в молодости ни за что не смогла бы изобразить шекспировскую Джульетту. Ну как может «материальная девушка» скромно стоять на балкончике, потупив глаза, и слушать романтическую чушь ботаника Ромео? Мадонна должна уже на второй секунде обьяснения схватить этого лопуха за шиворот и потащить в койку – иначе поклонники не поймут.

Но с гонконгскими поп-звездами дела обстоят совсем по-другому. Роли, которые они играют в кино, редко имеют отношение к их имиджу на музыкальной сцене, а иногда и прямо противоречат ему. Так, Стефи Тан, завоевавшая популярность романтическими балладами про любовь с первого взгляда, в фильме ужасов Дэнни Пана «Любовь к мертвецу» (2007) играет женщину, умирающую от рака и медленно теряющую рассудок. По ходу действия ее героине приходится, например, поедать собственную рвоту. Она также теряет волосы и пол-фильма ходит с проплешинами на голове. Где еще, кроме Гонконга, гламурная молодая поп-звездочка, фотографиями которой заполнены модные журналы, согласится исполнять такую мазохистскую роль? А самая знаменитая певица в истории Гонконга Анита Муи сыграла за свою двадцатилетнюю карьеру в кино едва ли не все на свете: от японской шпионки в фильме «Кавасима Есико» (1990) до замученной бытом домохозяйки в «Июньской рапсодии» (2002), от печального привидения в «Румянах» (1986) до комиксовой суперженщины в «Героическом трио» (1993). Ей даже довелось исполнить роль китайского императора (в комедии Джонни То «У Юень», 2000) и в этом качестве выслушивать признания в любви от двух других поп-звезд – Сэмми Чен, игравшей неустрашимую воительницу, и Сесилии Чун, изображавшей лису-оборотня.

Анита Муи утвердила на гонконгской поп-сцене стилистику кабаретного перфоманса.

Примеры можно приводить до бесконечности, и все они докажут одно: в Гонконге поп-звезды каким-то непостижимым образом превращаются в настоящих киноактеров. Применительно к ним, имеющим на счету десятки, а иногда и сотни ролей, даже не совсем правильно употреблять термин «поп-звезда». Скорее, они похожи на универсальных исполнителей с Бродвея или из лондонского Вест-энда, в обязанности которых входит умение сочетать пение, танец и актерскую игру. Боб Фосс, один из таких бродвейских универсалов, в фильме «Весь этот джаз» именовал себя (точнее, свое альтер эго, Джо Гидеона) «энтертейнером». Именно термин «энтертейнер» применим к звездам, вроде Лесли Чуна, Энди Лау, Аарона Квока, Исона Чана, Аниты Муи, Салли Е, Сэмми Чен, Жижи Люн и многих других. Тем более, что актерская игра в Гонконге – вне зависимости от того, является ли исполнитель поп-звездой или нет – всегда отличалась эксцентричностью: там мало кто использует систему Станиславского, а отточенность пластики ценится выше, чем «хлопотание лицом».

Окончание см.: Дмитрий Комм "Кабаре Гонконг" (2)