«Великий мастер» (代宗師, The Grandmaster). Автор сценария и режиссер: Вонг Карвай. В главных ролях: Тони Люн, Чжан Цзыи. Гонконг, 2013.

the_grandmaster

Гонконгский режиссер Вонг Карвай не в первый раз обращается к фильмам боевых искусств (когда-то он снял «Прах времен») и не в первый раз показывает, что кунфу для него — скорее повод для того, чтобы рассказать о своих фирменных темах. Одна из них – Гонконг. «Великий мастер» выводит в центр внимания не столько учителя кунфу, мудрого и непобедимого Ип Мана, сколько город, в котором этот замечательный человек в 1953 году открыл школу Вин-Чунь и начал воспитывать учеников в духе благородства и понимания истинного предназначения боевого искусства.

Причин такого непроизвольного переноса фокуса с конкретной исторической личности (которой, кстати, было посвящено уже несколько гонконгских фильмов, включая «Ип Ман» с Донни Юэнем в главной роли) на пространство, в котором Ип Ман осознал свое истинное предназначение, как минимум, две. Попробуем в них разобраться.

Причина первая. Вонг Карвай никогда не учился кунфу, как не учился ему исполнитель главной роли фильма Тони Люн, любимый актер автора «Любовного настроения» и «Падших ангелов». Тони Люн начал тренироваться специально для фильма, т. е. несколько лет назад, однако Вонг скорее использует его харизму, нежели подлинное умение сражаться, и прикрывает недочеты движений эффектным дождем, монтажом и рапидом, превращающими сражения в балет, или того лучше — в объяснение в любви в сцене сражения с боевой красавицей Гонг Ир (Чжан Цзыи), с которой Ип Ман так и не сможет воплотить вспыхнувшее во время боя чувство.  В свою очередь, Вонг Карвай изучал историю кунфу по архивам и интервью с мастерами, и смог узнать самое главное: древняя философия кунфу, основанная на отношениях «Учитель — ученик», бережно сохраняется именно в Гонконге, в то время как в современном Китае боевые искусства превращены в спорт, где роль учителя сведена к роли тренера. О причинах этого Вонг Карвай отчасти и рассказал в своем фильме. С нашествием японцев, а затем утверждением китайских коммунистов, почти все великие мастера бежали из Китая в Гонконг, где и смогли сохранить традиции предков, сделав их всемирным достоянием. Иными словами, все лучшее из Китая перекочевало в Гонконг. Вонг Карвай не зря всегда был патриотом своего города.

the-grandmaster-yi-dai-zong-shi-17-04-2013-2010-3-g

Причина вторая. Практически все свои фильмы Вонг Карвай снимает в Гонконге и про Гонконг. Это город, в котором лучше всего чувствуется и любовное настроение, и надежда на будущее. «Великий мастер» застает Гонконг в момент его становления как уникального образования — в начале 50-х, когда начала складываться его идентичность, отличная от китайской и европейской, смешавшая в себе и Запад, и Восток. Именно сюда бежит от китайских коммунистов Ип Ман, оставляя позади годы жизни в Южном Китае, полные тщетных усилий объединения северных и южных школ кунфу. Именно в Гонконге это объединение происходит: вместо вражды и соперничества между школами приходит ясное осознание многими мастерами космополитизма и объединительной силы кунфу. Неслучайно среди учеников Ип Мана находится место и для рожденного в Сан-Франциско Брюса Ли. Карвай с удовольствием в реалистичной манере снимает сцены в Гонконге, ставшем пристанищем и островом надежды для всех любимых героев фильма, включая не только Ип Мана и Гонг Ир, но и героя по имени Лезвие (Чен Чан), спасающегося в Гонконге сторонника Чан Кайши, линия которого заметно пострадала при монтаже международной версии фильма. Китай, где фильм успешно прокатывался, поскольку его рынок неисчерпаем, предполагает цензурные ограничения. Говорить негативно о Китае и его истории здесь невозможно. Остаются только полунамеки, с которыми Вонг Карвай работает потрясающе.

Суммируя вышеизложенное, можно сказать, что впервые в своей жизни Вонг Карвай сумел сделать фильм о китайской истории для огромного китайского рынка, но без измены родному Гонконгу. Китайских эпизодов в фильме довольно много, и все они занимают аккуратно первую часть. Однако по ходу развития «Великого мастера» становится очевидно, что сняты они скрупулезно и тщательно именно для того, сделаться контрастом для сцен в Гонконге — конечной цели всех путешествий Ип Мана. В Китае бойцы все время сражаются и враждуют, не в силах поделить славу: представители Северных школ бросают вызов Южным, выдающийся воин Ма Сан предает своего учителя Гонга, дочка Гонга пытается отомстить предателю, и т. д. Их нескончаемые бои между собой мастерски поставлены экшн-хореографом Ен Вупином (западному зрителю больше знакомому по «Матрице» и «Крадущемуся тигру, скрытому дракону»). В миролюбивом Гонконге беженцы-иммигранты, они же бывшие конкуренты, приходят к общему решению: открыть школы кунфу для учеников, чтобы донести до них лучшее, что есть в традиции. В гонконгской части сцены кунфу тоже имеются, но все они показательные — для начинающих обучение в школах.

Любимое место действия привнесло знакомую по прежним фильмам Вонг Карвая атмосферу: последняя, прощальная встреча Ип Мана и Гонг Ир на улицах Гонконга заставила вспомнить «Любовное настроение» - великий фильм о том, как хочется любить, но судьба требует обратного. «Великий мастер» также можно назвать фильмом о руке судьбы, которая ведет Ип Мана и остальных героев по очень трудной жизни, напоминая об их предназначении. Мастер Ип Ман становится великим, когда осознает его. И происходит это именно в Гонконге.