«И все же Лоранс» (Laurence Anyways). Режиссер и автор сценария Ксавье Долан. В главных ролях: Мельвиль Пупо, Сюзанн Клеман, Натали Бэй, Монья Чокри. 2013.

kinopoisk.ru

На дворе конец 80-х. Лоранс Алия (Пупо), обаятельный преподаватель колледжа, получает премию за книгу, пишет поэмы для новой и в полной гармонии проживает со своей девушкой Фред: смех по душам над ерундой, танцы до упаду и упоительные поцелуи в подворотне. Однако на пороге собственного тридцатипятилетия Лоранс, мрачнее тучи, закатывает Фред истерику и объявляет, что всю жизнь мечтал стать женщиной и теперь твердо намерен это желание осуществить. И для двух любящих людей начинается эпопея, что продлится почти три часа и до конца тысячелетия:  расставания, воссоединения, трагедии и периоды счастья; все это на фоне постепенных перемен во внешности Лоранс и куда более резких изменений в жизни Фред.

Молодость режиссера сделала его легкой мишенью для брюзжания кинокритиков: даже те, кто одобряет Долана, делают это ласково-снисходительно, словно гладя по головке рассказывающего стишки ребенка. Впрочем, самому Долану это до лампочки, и слава богу. Благодаря особенностям, за которые его ругают (самолюбование, позерство, чрезмерное внимание ко всему внешнему),  Долану удается обойтись без нарочитого надрыва там, где легко скатиться в спекуляции. Проблема ЛГБТ здесь – просто часть жизни двух людей, а не обезличенный тотем.

Несмотря на то, что герой Мельвиля Пупо на первый взгляд тянет одеяло на себя, при более вдумчивом подходе очевидно, что Фредерик заслуживает внимания зрителя ничуть не меньше – недаром Клеман получила в Каннах приз за лучшую женскую роль. С Лоранс более-менее все ясно: косые взгляды, агрессия незнакомцев, проблемы с родителями – печальные, но мелочи по сравнению с несчастьем родиться в чужом теле. Лоранс знает о себе все, и он/она, для приличия помучавшись в начале, весь фильм уверенно идет к долгожданному комфорту.  Его подруга же – совсем другая история. Фредерик буквально рвут на части любовь и мечты о великом (Лоранс для нее, помимо всего прочего, - символ всего нетривиального), тяжесть взваленной на плечи ноши и усталость, и конформизм окружения, и желание отдохнуть, прожить чью-то спокойную судьбу вместо нестабильной собственной, и опять любовь, и жажда жизни. В отличие от Лоранс, Фред куда более склонна к эмпатии: внешний мир отражается в ней, как в зеркале, и даже ее волосы, кажется, реагируют на эмоциональное состояние хозяйки изменением цвета и фактуры.

Транслирующая высказывание на острую тему, картина при этом смотрится как клип периода расцвета MTV, на который и приходится действие: в саундтреке баллады перемежаются танцевальными песнями,  проходная попса 90-х сменяется нетленными хитами того же времени, а броскую одежду и причудливые татуировки основных персонажей и участников массовых сцен нужно описывать отдельной статьей.  Сюжет развивается подобно саундтреку: вот бытовой разговор в кафе, а вот уже богемная вечеринка; сейчас здесь плачут, а через минуту в компании примечательных фриков будут рассказывать авангардные анекдоты из жизни. Наслаждаясь бурлеском и качая головой в такт музыке, можно и не разглядеть основной тезис картины. Видимо, поэтому Долан незамысловато зашифровал его в названии и использовал под конец в качестве жирной точки:  гендер и все, что ему приписывается, – всего лишь оболочка, маска, натянутая на нечто более яркое и важное. Личность первична, первична близость, первичны доверие и взаимопонимание; и именно эту мысль нужно не забыть вынести из кинозала, напевая по пути домой песню Cure или что там в саундтреке больше понравилось.