Продолжение. Начало см.: Андрей Фоменко "Полеты Хаяо Миядзаки (1)".

Laputa__Castle_in_the_Sky_full_333296

 

Небесный замок Лапута (天空の城ラピュタ - Тенкю но сиро Лапута). – Режиссер Хаяо Миядзаки. 1986.

Вселенная «Лапуты» в целом соответствует канону так называемого «паропанка» (steampunk) – фэнтазийного субжанра, описывающего альтернативную вселенную, где технический прогресс принял другое направление и темп развития. Это, в некотором смысле, научная фантастика, обращенная в прошлое и задавшаяся вопросом «что было бы, если бы?» Если бы, к примеру, в XIX – начале XX веков, в викторианскую и эдвардианскую эпоху, уже существовали авиация, бронетехника, подводный флот и «аналоговые компьютеры», работающие на паровой тяге или на основе каких-то других, фантастических, источников энергии. Мир паропанка – одновременно ностальгически-старомодный и технически-продвинутый. Оглядываясь назад, он развивает фантазии о будущем таких авторов прошлого, как Жюль Верн («20000 лье под водой»), Герберт Уэллс («Машина времени») или Конан Дойль ("Дезинтеграционная машина"). Тем самым паропанк реализует эстетический потенциал викторианской футурологии и одновременно внушает нам идею нелинейности времени.

Сюжет фильма Миядзаки вращается вокруг поисков волшебного летающего замка, а вернее острова Лапута. Легенда о Лапуте напоминает легенду об Атлантиде: когда-то ее жители господствовали над землей, используя для этого неисчерпаемую энергию некого кристалла, которому Лапута и обязана своей летучестью. В результате неизвестного катаклизма летающий остров обезлюдел, а немногочисленные потомки лапутян разбросаны по всей земле. Героиня фильма Сита ведет свое происхождение от правящей династии Лапуты. Она является обладательницей крошечного фрагмента магического кристалла, за которым охотятся одновременно и военные (они рассчитывают найти с его помощью основной источник разрушительной энергии), и воздушные пираты (этих интересуют оставшиеся на Лапуте сокровища). А Сите помогает мальчик по имени Пазу из поселка горняков.

Приключения героев начинаются в стране, очень похожей на Уэльс с его угольными шахтами. Как известно, уголь, добываемый в Южном Уэльсе, был одним из главных энергетических ресурсов промышленной революции, так что его появление в «паропанковском» мире не случайно. Кроме того, Миядзаки побывал в Уэльсе незадолго до начала работы над фильмом и стал там свидетелем забастовки шахтеров. Миядзаки – социалист; чтобы понять это, не нужно даже читать его интервью – достаточно посмотреть его фильмы. Так что Уэльс с его традициями рабочего движения важен для него и с этой точки зрения.

Не менее примечательно то, что поместив своих персонажей в положение между Сциллой и Харибдой, где Сцилла – это шайка пиратов, а Харибда – могущественная военная организация, Миядзаки затем разрешает ситуацию в пользу пиратов. Вольные охотники за сокровищами ему явно милее, чем дисциплинарное общество тоталитарного типа. Пираты, которые изображены в комическом свете, являются, собственно говоря, одной многодетной семьей, руководимой матриархом. Впоследствии подобный персонаж будет появляться у Миядзаки очень часто – он не только социалист, но и феминист.

Напротив, армия служит одним из крайне немногочисленных воплощений абсолютного зла в фильмах Миядзаки. Особенно показательна фигура агента Муска, который также является потомком лапутян и втайне от начальства вынашивает диктаторские планы. В свете этих деталей дополнительный смысл приобретает время действия фильма – а оно примерно соответствует началу XX века, что для типичного паропанка немного «поздновато». Это эпоха, непосредственно предшествующая мировым войнам, тоталитарным режимам и созданию атомной бомбы. Фильм Миядзаки показывает несостоявшуюся попытку установления подобного режима, основывающего свое господство на оружии массового уничтожения. Символически отменяя этот негативный исторический опыт, «Лапута» одновременно предлагает довольно радикальный проект позитивной экологической утопии.

Такой утопией является сам остров Лапута. Оставленный людьми, он превратился в природный заповедник, за которым тщательно следят роботы-садовники, изначально спроектированные как боевые машины. Все, что напоминает о присутствии человека – это руины величественных зданий, зарастающие зеленью. Да и вся Лапута есть не что иное как одно огромное дерево. Правда, в корнях этого дерева заключена некая конструкция, ядро которой образует магический кристалл. Строго геометрическая, монотонная структура подчеркивает ее искусственное, техническое происхождение и резко контрастирует с органическим миром наверху. Но когда Сита и Пазу произносят заклинание, чтобы остановить диктатора Муску, конструкция осыпается. Таким образом, Лапута окончательно очищается от цивилизации и того зла, которое она в себе неизменно несет. Миядзаки как бы подхватывает и продолжает фантазию Свифта, у которого Лапута служила метафорой общества, где правят наука и техника. Само собой напрашивается решение загадочного вопроса об исчезновении жителей Лапуты – ведь никаких следов катастрофы не видно, а сила магического кристалла ничуть не ослабла. По всей видимости, люди покинули это место добровольно. Летающий остров – это грандиозная метафора самоустранения человека с лица земли.

Продолжение см.: Андрей Фоменко. Полеты Хаяо Миядзаки (3)